Случайный афоризм
Мы знаем о литературе всё, кроме одного: как ею наслаждаться. Дж.Хеллер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Вы что!.. - укоризненно сказал Головко.
- Я не пойду! Я никуда! Я не хочу! Поедем обратно! Мирный, Якутск, жена моя,
жена...
- Надо, - виновато проговорил Головко.
- Пусть Дробаха! Сделайте это с ним! Аааа! Замучили! Замучили!
- Да никто тебя еще не мучил! - раздался игривый голос Энгдскита. - Выходи,
милашка, а то еще получишь.
- Пойдемте, Исаич, хуже ведь будет, - вкрадчиво произнес Абрам Головко, смотря
Жукаускасу в лицо.
Софрон посмотрел ему в грудь. Потом, как будто что-то сообразив, обиженно сжал
губы и сделал первый шаг.
Они вышли на пустынное шоссе, прорубленное сквозь волшебную густую тайгу.
Автобус окружало шесть человек в черном с автоматами наготове. Они стояли, и их
глаза были бесстрастными, как у хищных рыб, когда они разрывают трепещущие тела
своих жертв. Они были похожи на какие-то устройства по расстрелу, или просто на
идеальных солдат, лишившихся своих личностей, вследствие долгих упорных
упражнений. Возможно, так только казалось. Или уже нет. Энгдекит стоял около
лиственницы, весело улыбаясь, как будто удачливый биржевой маклер, проделавший
выгодную операцию и наживший какие-то деньги. Рядом с ним стоял большой зеленый
вездеход, располагающийся передней своей частью на шоссе и задом в тайге.
Вездеход выглядел, как переделанный танк; на его гусеницы налипла земля, и на
его брезентовом покрытии лежал желтый пальмовый лист.
- Прошу вас, милашки, - с издевкой проговорил Энгдекит, показывая рукой на
вездеход. - Зря вы сюда приехали. Ведь здесь наш пост, здесь я командую, здесь
мои люди!! А теперь поедем вон туда. И посмотрим, что с вами делать.
Ырыа, маршируя, подошел к вездеходу, хлопнул у себя над головой в ладоши и
скрылся внутри.
- Вот бравый парень! - одобрительно кивнул Энгдекит. - А вы, что же?
Идам, запинаясь, осторожно пошел вперед, искоса поглядывая на двух людей,
стоящих вблизи него, которые наставили на него автоматы и вели ими
соответственно его передвижению, как собаки, устремляющиеся за рукой, сжавшей
кусок желанной пищи. Он что-то бормотал про себя и постоянно плевался. Наконец
он тоже скрылся в вездеходе.
- А теперь вы! - скомандовал Энгдекит.
Жукаускас слегка повернул голову, увидел дуло, смотрящее прямо в его нос, издал
какой-то слабый звук и упал на руки Абрама.
- Опять эта неженка, дрянь! - злобно воскликнул младший лейтенант, приближаясь.
- Что с ним?!
- Обморок, - вежливо ответил Головко, преданно взглянув на Энгдекита.
- Тащите внутрь этот мешок с дерьмом, я вижу, вы - паренек сильный, а там его
приведут в чувство!
- Да, да... - согласился Головко таким тоном, как будто готов был поцеловать
ширинку Энгдекита. - Я сейчас, сейчас...
Он грубо схватил Жукаускаса, взвалил его на плечо и быстро пошел к вездеходу.
Внутри, положив руки себе на колени, сидел Ырыа, на другой скамье, вжавшись в
угол, притаился Идам. Абрам Головко снял с себя Софрона и ловким движением
вбросил его внутрь. Жукаускас тупо шмякнулся о вездеходный пол. Абрам быстро
вошел, нагибаясь, и сел рядом с Ырыа.
Тут же раздались отрывистые команды, и весь вездеход заполнился людьми в черном
с автоматами. Энгдекит сел рядом с водителем. Вездеход взревел, зарычал,
развернулся и поехал в темные глубины тайги.
И они начали свой путь в таинственные неисследованные просторы этой странной
страны, существующей вокруг; они перемещались, тарахтя и вздымая за собой
огромные клубы желтой пыли, забивающейся в нос, рот, уши; они сидели внутри
мощного механизма, проходящего всюду и как будто работающего на некоем принципе
ирреальности, когда кажется, что ты просто пролетаешь сквозь эти коряги, лужи,
пни и темные углы, и словно твое истинно существующее другое тело летит над
почвой, почти не касаясь ее, а стоит сделать только мысленное усилие, как все
прекратится, и жесткие препятствия пронзят неуклюжее настоящее тело, будто
вторгшийся не в свои пределы чуждый тяжелый организм. И так было в вездеходе,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.