Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Это что еще, е6 твою в душу богомать! - выругался Идам и посмотрел направо.
Прозвучал еще один выстрел. В туманном белесо-сумеречном воздухе за окнами
автобуса проступили черные фигуры. Они приближались, становились все четче и
четче.
- Блин, тунгусы! - с сожалением вымолвил Идам, быстро садясь за руль.
- Как? - спросил Софрон, но тут дверь автобуса резко открылась. Ворвался высокий
статный человек, одетый в черные сапоги и черную куртку. В руках у него был
автомат, который он тут же направил на голову Идама.
- Руки вверх! - крикнул он - Вы окружены! Бросай пушку, и не вздумай дурить.
Одно нажатие на педаль, и твои мозги выстрелят из твоей башки, как юбилейный
салют! Понял?!
Наступила напряженная пауза.
- Усритесь, гады! - наконец вымолвил Идам, поднял руки, выпуская свой пистолет,
который упал и негромко стукнулся об пол.
- То-то же, - миролюбиво проговорил вошедший, нагибаясь и подбирая пистолет. -
Здравствуйте. Я - младший лейтенант Энгдекит, Национальный фронт Освобождения
Эвенкии. И прошу сразу иметь в виду: мы - не тунгусы, мы - эвенки! Куда
направляетесь?
- В Алдан, - вежливо улыбаясь, ответил Головко, - к другу на свадьбу.
- К другу? Свадьба? А друг, наверное, якут...
- Да нет...
- Ясно! - прогремел Энгдекит. - А вы откуда?
- Я - поэт! - сказал Ырыа.
- А что вы делаете на территории Эвенкии?
- Я?.. Живу.
- А почему вы не сражаетесь с русскими, якутами, эвенами, советскими?
- У меня... статья.
- Вы - дебил?
- Я - поэт!
- Ясно... - проговорил младший лейтенант, подойдя к шоферу. - Вас я, кажется,
знаю. Вы из Нерюнгри. Наш главный враг.
- Да я сам эвенк... - хмуро сказал шофер. - Во мне есть кровь эвенкийская... Я
всегда был за вас, я просто вез их, для вас...
- Понятно! - строго произнес младший лейтенант. - Я думаю, вам всем нужно сейчас
пересесть в вездеход и поехать с нами в наш лагерь. Там мы разберемся кто вы.
Особенно меня интересуют вот эти двое, которые якобы едут на свадьбу. Выходите
из автобуса!
- Но дорогой мой... - прошептал Софрон.
Энгдекит четкими уверенными шагами подошел к нему и злобно посмотрел в глаза.
- Ты что, не понял, ублюдок!
Он размахнулся и резко ударил Жукаускаса в солнечное сплетение. Софрон охнул,
согнулся и стал кряхтеть, задыхаясь. Энгдекит отошел немного назад и быстро
врезал Жукаускасу ногой в подбородок. Софрон упал.
- Отнесите его, - сказал Энгдекит Головко, потом, наставив на Идама автомат,
сделал ненавидящее лицо, повернулся и вышел из автобуса.
- Вот и все... - мрачно произнес Идам. - Они нас убьют. Они всех убивают.
- Неужели это действительно происходит?! - восторженно воскликнул Ырыа.
Идам посмотрел на него, вздохнул и сплюнул.
- А-бэ-бэ-бэ... - никнул избитый Жукаускас на грязном автобусном полу. Головко
заботливо склонился над ним, взял его за туловище и резко поставил на ноги.
Софрон шатался, закатив глаза, словно поисковая антенна, выслеживающая нужную
частоту; нижняя губа распухла и кровоточила, пачкая бордовой кровью его
подбородок, измазанный сапожной ваксой; руки его болтались, как мертвые змеи,
повешенные на ветке; и если бы не Абрам, крепко державший его торс обеими
руками, он бы тут же рухнул обратно на грязный автобусный пол.
- Пойдем, дружище, пойдем, делать нечего, что-нибудь придумаем... - шептал
Головко в ухо Жукаускасу.
Ырыа сложил руки за голову и, нагло улыбаясь, вышел из автобуса. За ним,
осторожно озираясь, последовал шофер Идам. Вдруг Жукаускас воспрял, отчетливо
посмотрел на Абрама и завопил.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.