Случайный афоризм
Вся великая литература и искусство - пропаганда. Джордж Бернард Шоу
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Это что еще, е6 твою в душу богомать! - выругался Идам и посмотрел направо.
Прозвучал еще один выстрел. В туманном белесо-сумеречном воздухе за окнами
автобуса проступили черные фигуры. Они приближались, становились все четче и
четче.
- Блин, тунгусы! - с сожалением вымолвил Идам, быстро садясь за руль.
- Как? - спросил Софрон, но тут дверь автобуса резко открылась. Ворвался высокий
статный человек, одетый в черные сапоги и черную куртку. В руках у него был
автомат, который он тут же направил на голову Идама.
- Руки вверх! - крикнул он - Вы окружены! Бросай пушку, и не вздумай дурить.
Одно нажатие на педаль, и твои мозги выстрелят из твоей башки, как юбилейный
салют! Понял?!
Наступила напряженная пауза.
- Усритесь, гады! - наконец вымолвил Идам, поднял руки, выпуская свой пистолет,
который упал и негромко стукнулся об пол.
- То-то же, - миролюбиво проговорил вошедший, нагибаясь и подбирая пистолет. -
Здравствуйте. Я - младший лейтенант Энгдекит, Национальный фронт Освобождения
Эвенкии. И прошу сразу иметь в виду: мы - не тунгусы, мы - эвенки! Куда
направляетесь?
- В Алдан, - вежливо улыбаясь, ответил Головко, - к другу на свадьбу.
- К другу? Свадьба? А друг, наверное, якут...
- Да нет...
- Ясно! - прогремел Энгдекит. - А вы откуда?
- Я - поэт! - сказал Ырыа.
- А что вы делаете на территории Эвенкии?
- Я?.. Живу.
- А почему вы не сражаетесь с русскими, якутами, эвенами, советскими?
- У меня... статья.
- Вы - дебил?
- Я - поэт!
- Ясно... - проговорил младший лейтенант, подойдя к шоферу. - Вас я, кажется,
знаю. Вы из Нерюнгри. Наш главный враг.
- Да я сам эвенк... - хмуро сказал шофер. - Во мне есть кровь эвенкийская... Я
всегда был за вас, я просто вез их, для вас...
- Понятно! - строго произнес младший лейтенант. - Я думаю, вам всем нужно сейчас
пересесть в вездеход и поехать с нами в наш лагерь. Там мы разберемся кто вы.
Особенно меня интересуют вот эти двое, которые якобы едут на свадьбу. Выходите
из автобуса!
- Но дорогой мой... - прошептал Софрон.
Энгдекит четкими уверенными шагами подошел к нему и злобно посмотрел в глаза.
- Ты что, не понял, ублюдок!
Он размахнулся и резко ударил Жукаускаса в солнечное сплетение. Софрон охнул,
согнулся и стал кряхтеть, задыхаясь. Энгдекит отошел немного назад и быстро
врезал Жукаускасу ногой в подбородок. Софрон упал.
- Отнесите его, - сказал Энгдекит Головко, потом, наставив на Идама автомат,
сделал ненавидящее лицо, повернулся и вышел из автобуса.
- Вот и все... - мрачно произнес Идам. - Они нас убьют. Они всех убивают.
- Неужели это действительно происходит?! - восторженно воскликнул Ырыа.
Идам посмотрел на него, вздохнул и сплюнул.
- А-бэ-бэ-бэ... - никнул избитый Жукаускас на грязном автобусном полу. Головко
заботливо склонился над ним, взял его за туловище и резко поставил на ноги.
Софрон шатался, закатив глаза, словно поисковая антенна, выслеживающая нужную
частоту; нижняя губа распухла и кровоточила, пачкая бордовой кровью его
подбородок, измазанный сапожной ваксой; руки его болтались, как мертвые змеи,
повешенные на ветке; и если бы не Абрам, крепко державший его торс обеими
руками, он бы тут же рухнул обратно на грязный автобусный пол.
- Пойдем, дружище, пойдем, делать нечего, что-нибудь придумаем... - шептал
Головко в ухо Жукаускасу.
Ырыа сложил руки за голову и, нагло улыбаясь, вышел из автобуса. За ним,
осторожно озираясь, последовал шофер Идам. Вдруг Жукаускас воспрял, отчетливо
посмотрел на Абрама и завопил.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.