Случайный афоризм
Никому не давайте своих книг, иначе вы их уже не увидите. В моей библиотеке остались лишь те книги, которые я взял почитать у других. (Анатоль Франс)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Абрам, может быть, у вас есть еще вино... Я спать расхотел, а похмелье
продолжается.
- Да вот, как вам сказать...
- Я не пью! - заявил Ырыа, подняв вверх левую руку.
- Тогда хорошо, - деловым тоном произнес Головко, засунул руку в сумку и вытащил
бутылку жиздры.
Слезы проступили на глазах Жукаускаса. Он встал, подошел к Головко, обнял его и
поцеловал в щеку.
- О, прелесть, о, восторг! Где сейчас наш любимый сверкающий Мирный!..
- Мирный? - злобно спросил Ырыа. - А что Мирный? Вы что, из Мирного?
- Мы из Якутска, друг, - ответил ему Головко, открывающий бутылку. - А в Мирном
наше сердце.
- А что там? Говнястые, по-моему, улочки, чахлые пальмочки...
- Это не тот Мирный! - быстро проговорил Жукаускас, но Головко сделал ему знак,
и он замолчал.
- Ах, да, я что-то слышал... Но по-моему, это все туфта, маразм. Небоскребы
фальшивые, а киви резиновые. Говорят, эти падлы продали все алмазы и кайфуют, но
это только городская верхушка, а народ нищенствует, ему-то какой прок от
нарисованных автострад и игры в лето? Да и не сделаешь всего этого ни за какие
алмазы. Вы там были?
- Ну, как вам сказать... - уклончиво ответил Софрон, беря у Головко жиздру.
- Ну и что там, нормально?
- Ну так...
- Так это они для вас старались! И вообще - разве справедливо, что какой-то там
Мирный наслаждается, когда вся Якутия мерзнет и умирает? И еще наши кровные
алмазы продают!
- Вот за это спасибо, друг! - честно сказал Головко. - Мы полностью с тобой
согласны. Давай, твое здоровье; пей, Софрон, видишь, Илья совсем наш!
- За Якутию - величайшую из величайших! - воскликнул Жукаускас и отхлебнул
большой глоток жиздры.
- Да здравствует Якутия! - крикнул Головко и тоже выпил.
- Якутия восстанет!
- Я-ку-ти-я!!! - завопил Жукаускас, хлопая в ладоши.
- Я-ку-ти-я!!! - поддержал его Абрам, топая ногами. Ырыа презрительно посмотрел
на них, потом, дождавшись, когда они замолчали, медленно проговорил:
- А меня это вообще не интересует... Я - поэт, я - гражданин искусства! Все это
- тщета, бред. Я еду в Алдан, чтобы творить, чтобы почуять кровь и смертельную
опасность. И вся Якутия, в конце концов, всего лишь один прием, и весь Мирный -
это материал. Что мне разные страны, когда поэзия - единственная вечная страна?
Что мне ваша свобода, ананасы, путешествия, когда искусство - вот главная цель
всего, вот в чем ответ! Пускай я подохну в очке вонючей параши, как крыса, пусть
судьба меня в блевотину засунула, я знаю - это Бог меня осенил, это маленькая
волшебная снежинка села мне на губу!
Головко изумленно посмотрел на него, но тут автобус остановился.
- В чем дело? - испуганно спросил Жукаускас, вынимая из своего рта бутылку с
жиздрой.
Водитель Идам встал и повернулся к ним. В его руках был пистолет.
- А ну быстро отсюда! - рявкнул он.
- Что?! - ошарашенно спросил Головко.
- Вы, гады, оказывается, за этих пиздоглазых! Мы их еле выперли, а вы хотите тут
сделать, как вы говорите, <великую Якутию>!.. Вон из моего автобуса, в тайгу! Я
- русский человек, и не потерплю тут предателей. Здесь русская земля, и вы еще
попляшете! Идите в Алдан пешком к своим якутам. Я вас дальше не повезу!
- Но деньги, договор.... - пьяным слабым голосом пролепетал Софрон.
- А я не с ними, я просто поэт! - вкрадчиво сказал Ырыа, - меня зовут Степан
Евдокимов!
- Я слышал, что ты там плел, змееныш! - злобно отрезал шофер.
- Но Идам... - вопросительно произнес Головко.
- Я не Идам, я - настоящий русский Иван! И я вам не дам! Вон отсюда!
Из тайги раздался выстрел.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.