Случайный афоризм
Почему поэты так часто воспевали луну? Не потому ли, что она озаряет жизнь мечтателей и влюбленных? Мигель де Унамуно
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

маленькая тусклая звездочка, заслоняемая роскошью полной Луны. Он достал руку
так поспешно, что услышал даже, как хлопнула резинка от трусов. Ничего не
говоря, он повернулся кругом, подскочил к Ие, схватил ее, сжал, покрутил,
пообнимал, выставил вверх свой средний палец на правой руке и тут же, подсунув
руку под левую штанину ее шорт, минуя шелк трусиков, словно готовый улетучиться
от одного дуновенья, как пыльца на крыльях бабочки, вставил этот палец прямо в
ее сочное влагалище. Ия подняла руки вверх и соединила их над головой, как
какая-нибудь таджичка, собирающаяся исполнять национальный танец. Софрон начал
хватать воздух ртом, словно пойманная рыба, и тут вдруг мельком увидел
проходящую рядом с его лицом огромную, вихляющую задницу, принадлежащую Зое. Он
издал какой-то вопль, и, как ошпаренный, отпрянул от Ии. Зоя повернулась к нему,
улыбнувшись; у нее были рыжие волосы, подстриженные под мальчика, и курносый
конопатый нос. Они обнялись, они стали танцевать, Жукаускас поцеловал Зою в
щеку, и тут, заведя свою левую руку ей за спину он повел ее по спине, и дальше -
под штаны, и когда он достиг начала ложбинки, идущей вниз, взгляд его случайно
упал на стоящую на четвереньках Джульетту, как будто бы что-то ищущую на полу
бара <Порез>. Он отошел от Зои, благодарно пожав ей руку. И он выставил вверх
указательный палец на левой своей руке, подскочил к Джульетте, все еще стоящей
на четвереньках, откинул ей юбку, приспустил горчичного цвета трусы, и вставил
свой палец в ее теплый упругий задний проход. Она вздрогнула, но с места не
сошла. Жукаускас возопил, ужаленный напряженной невозможной силой, распирающей
его доведенный до грани мужской орган, рвущийся хоть куда-нибудь, и увидел Надю,
скромно стоящую перед ним. Он зверем кинулся к Наде, взял ее за руку, расстегнул
ширинку, стал пихать Надину мягкую безжизненную руку к себе, но тут его кто-то
тронул за плечо.
- Поехали, напарник дорогой, - резко сказал Головко. - Время отправляться в
полет!
Он обернулся, Надина рука выпала из его штанов. Улыбающийся Головко презрительно
смотрел в его глаза.
- В путь, дорогуша, вот билеты, там Саха - он нас проводит.
- Как, что?.. - пролепетал изнемогающий Жукаускас.
- Поехали, говорю! - строго повторил Абрам. - Самолет через два часа!
- Да я... - задыхаясь, начал Софрон.
- Поехали!
- Да мне бы хоть сейчас, я успею, быстро, пожалуйста, вот Надя, Маарыйя...
Отойдем, быстренько, я туда, сюда, или вот так, или как-нибудь еще, надо хоть
как-нибудь, и я сразу, вот, подождите меня, вон там Джульетта, Сесиль...
- Что там мелет этот придурок?! - воскликнула Сесиль.
- На что он намекает?! - возмутилась Маарыйя.
- Он же некрасивый, толстый, невоспитанный, смешной, - заметила Джульетта, все
еще стоя на четвереньках.
- Идиот, - проговорила Надя. - Козел недоделанный! Что, не терпится? Иди вон
туда, займи себя...
- Засранец, - сказала Сэбир-Параша.
Софрон остолбенело раскрыл рот и развел руки в разные стороны, не в силах ничего
вымолвить, как будто на него только что вылили ведро мочи.
- Закрой рот, вафли не летают, - насмешливо проворковала Ия, держащая в руках
большой бокал.
Головко по-отечески приобнял Жукаускаса и легко похлопал его по плечу.
- Ничего, ничего, мой друг, пойдемте, улетать уже надо, все будет хорошо, Алдан,
Чульман, самолет...
Он повернул Софрона и повел его к столику, за которым сидел довольный румяный
Саха.
- А вы, молодой человек; уже уходите? - спросила Надя.
- Вы его уведите, а сами возвращайтесь, пожалуйста! - крикнула Маарыйя вслед
Головко.
- Уведите отсюда это говно, и...
Абрам Головко величественно обернулся, помахал девушкам ручкой и сказал:
- К сожалению, я сегодня должен отбыть по служебным делам, отложить которые я не
в силах. В следующий раз!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.