Случайный афоризм
Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда... Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Мой милый... - горестно произнес Саха, - ничего не известно... По крайней
мере, у вас там настоящая жизнь, борьба, коммунисты. А у нас - вы видите, что.
Жареные мамонты и вечное киви. Этот Мирный должен погибнуть! Но я хочу, чтобы
его жертва не была напрасной. Чтобы Якутия очистилась и возродилась через это.
Чтобы ЛРДПЯ победила! И чтобы был рублейчик, а не рубляшник.
- Ага!.. - злорадно сказал Головко. - Кажется я понимаю, почему к вам везли жэ.
По-моему, вы просто даете всем гражданам жэ через водопровод, или через
гамбургер, и они видят эти великолепные пальмы, небоскребы и разнообразную
горчицу. Уж меня не обманешь!
- А хрен его знает, - недоуменно проговорил Павел Амадей. - Я думаю, вряд ли. За
жэ у нас сажают пожизненно. Кстати, не желаете? Довольно-таки неплохая штучка, и
я думаю, в этом баре можно достать...
- Ну уж нет! - отрезал Абрам Головко.
- Как хотите. Вообще, мне кажется, это скорее заговор. Кому-то это выгодно,
наверное, в Америке. Они, возможно, исследуют советско-депскую психологию,
завалив нас авокадо и усыпив бдительность. Половина из нас, по всей видимости,
роботы, и они-то передают всякие сигналы за океан. А там готовят вторжение.
Подбавят авокадо, вооружат еще больше тунгусов, и приберут нашу Якутию к своим
рукам.
- Вы так думаете?! - возмутился Головко.
- А почему бы и нет?!
- Тогда надо воевать, сражаться, разбить янки и отстоять Якутию, - вмешался
Софрон, показав половому у стойки, что он хочет еще жиздры. - Надо выявить здесь
всех роботов и демонтировать их. А еще лучше, перепрограммировать на нашу
сторону. Вот об этом мы и доложим Дробахе!
- Как только вы прибудете в Якутск, - сказал Павел Амадей Саха, - действительно
доложите Павлу Дробахе все то, что я вам сказал. И дальше мы уж будем
действовать сообща. А я ему передам, что вас отправил. Уажау?
Софрон Жукаускас залпом выпил свою жиздру, встал и вдруг стукнул кулаком по
столу.
- Знаете, что?! - крикнул он так, что танцующая шатенка в желтых колготках
обернулась. - Я не верю во всю эту чушь, жэ, зэ. Какая разница?! Вот я вижу
жиздру, я пью жиздру, и это реально. А вы говорите - какие-то роботы,
американцы... Ел я вашего жеребца, и никуда он не сгинул. Я верю в этот мир! Я
верю в Мирный! И Якутия будет такой безо всяких богов!!! Понятно? А сейчас я
буду танцевать и отдыхать, ибо завтра мы летим в Алдан, где творится неизвестно
что, но мы будем следовать своей задаче во что бы то ни стало. Изыдите, все
сомневающиеся, уйдите, все паникующие, отойдите, все неверующие. Надо просто
идти своим путем и пить все то, что тебе предложат. Вот так вот. Понятненько?
- Ясненько, - довольным тоном проговорил Саха.
- Ну и жеребец, то есть заелдыз! - воскликнул - Софрон и бросился вперед, в
центр бара <Порез>, в гущу танцующих полуголых девушек в разноцветных одеждах,
которые извивались, вертели руками и топали ножками под ритм глупой громкой
музыки, и выглядели, словно стая светящихся глубоководных рыбок, пляшущих в жути
мрачной черной пучины, которую неожиданно заселили несущие прожекторный свет
небольшие батискафы. Лучи и тени скользили по загадочным лицам с накрашенными
губами; пряди волос падали на лбы и откидывались назад; бедра ходили ходуном,
напрягая то одну сторону юбок или штанов и высвобождая другую, то наоборот;
груди разных размеров сотрясались с лифчиках и кофточках; прелесть была здесь.
Грациозные девические движения были сексуальны, словно схватка вольной борьбы,
когда кажется, что двум потным мужчинам в трико, переплетенным на ковре,
остается совсем чуть-чуть для достижения всеобщей победы и ласки, но происходит
все та же дразнящая напряженная возня с зажиманием разных членов тела и
сопеньем, и хочется наплевать на эту мускулистую бессмысленность и смотреть
балет, где можно представить себе все. Танцующие глаза сверкали и зажмуривались;
какой-то дурманящий дух окружал дев; они ускользали, как будто почти уже
отдаваясь, и были неприступны, как огромный дуб, в сундуке которого находится в
утке яйцо с иглой твоей смерти; они призывали, они не смотрели, они были сами по
себе; и Софрон Жукаускас, словно единственный оставшийся в живых воздыхатель,
или Кришна среди опьяненных опийной сладостью религии гопи, явился к ним, гикнув

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.