Случайный афоризм
Сила магнита передается от железа к железу подобно тому, как вдохновение музы передается через поэта чтецу и слушателю. Платон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

соприкосновения огня и шерсти второго мамонта. И сразу начали петь:
    Ыыыыыуки
    Аааааааки
    Жеребец.
Когда мамонты услышали детей, их уши задвигались, рождая новые земли. Из первого
уха первого мамонта произошла Айп-сюрия, из второго уха первого мамонта
произошла Весть, из первого уха второго мамонта произошла Чукотия, из второго
уха второго мамонта произошла Якутия, из первого уха третьего мамонта произошел
Заелдыз, из второго уха третьего мамонта произошла Аша, из первого уха
четвертого мамонта произошла Депия, из второго уха четвертого мамонта произошла
Область Сераль, из первого уха пятого мамонта произошла Австрия, из второго уха
пятого мамонта произошла Пипия, из первого уха шестого мамонта произошла
Аааааааа, из второго уха шестого мамонта произошла Макия. Произойдя, эти земли
существовали друг над другом, и не могли занять свое место, ибо не было еще
мест; и было там сумрачно, сыро и погано; и они носились над лужей Шэ, и
мамонтам было плевать. <И тогда шестой ребенок хлебнул воды из лужи и подавился
ею. Он начал громко кашлять, и от ветра производимого им, Якутия вылетела из
общей кучи земель и взметнулась вверх. Потом, ребенок прокашлялся, ветер стих, и
Якутия опустилась прямо на спину третьего мамонта, который замер под такой
ношей, встал на колени, и больше уже не сдвигался с места. Что было с остальными
землями, нас не касается. Но Якутия началась.
- С чего вы это взяли? - спросил Софрон. - Вы это видели, или слышали? Это
сказки, легенды?
- Это есть, - сказала Елена Яновна, гордо вынимая большую книгу из ящика своего
стола. - Вот. Я продолжаю.
- Ну.
- Якутия появилась как подлинная страна, существующая в мире, полном любви,
иэумительности и зла. Она таила в себе тайны и пустоту; ее земля была подобна
огню, или волшебному коню, летящему в рай. До сих пор мы находим остатки тех
мамонтов, на которых стоит она. Они сейчас лежат в ее земле, которая покрыта
белым льдом, словно фатой новобрачной.
- Но был еще мамонтенок Дима, - возразил Софрон.
- Это ничего, - сказала Елена Яновна, - это все поэзия и тайна. Не надо
перебивать; я говорю о Якутии. Ведь тогда в ней не было существ и проблем; тогда
в ней не было пальм и нищих домов; тогда в ней не было войны и партий. Еще было
долго до образования Советской Депии, которая, словно ласковая птица, под крыло
взяла нашу дивную Якутию, чтобы согреть ее снега и ее жителей. Истории еще не
было в вашем понимании, милый Софрон Исаевич. Был только свет, и он был над
водой, и он был над землей. И только в верхнем мире замер в своем вечном
просветлении Юрвднг Айыы Тойон, но его не интересовали другие миры, и вообще
ничего; и ничто, казалось, не способно было вдохнуть новую идею и жизнь в эту
землю, и даже имени у нее еще не было - только земля и только свет.
- Якутия по-древнему означает <коровья вода>, - сказал Софрон.
- Замолчите! - закричала Елена Яковлевна, привстав со своего стула. - Слушайте,
что говорится об этом! Между прочим, имя нашей страны вообще было запрещено для
произнесения; только Высший Шаман мог произнести его один раз в Ысыах. Это потом
наступили времена пьянства и разврата, когда каждый ублюдок, лежа в грязи мог
орать: <Якутия, Якутия!> Но это не главное. Главное есть то, что ее имя есть
слово, состоящее из звуков, в которых заключен целый мир. И перестаньте
перебивать меня, Иваныч; Якутия наша рушится! В первый раз мир был сотворен
просто так, но больше это не, сойдет нам с рук! Однажды, на дальнем Юге, среди
гор, степей и озер родился большой человек, которого звали Эллэй. Говорят, что
его левый глаз плохо видел. Сражаясь с дикими племенами гнусных народов, которые
кишели там, он потерпел сокрушительное поражение. Сын царя, он был молод и
красив. Удирая от негодяев, он сел в длинную лодку, оттолкнулся от берега и
поплыл по великой реке на Север, чтобы найти новую страну. Там, где сейчас стоит
наш великий город Якутск, он вышел на берег, будучи совершенно голым. И вот
тут-то его и увидел Омогон-Баай и его две дочери, одна из которых была красивой,
а другая - дурнушкой.
- Откуда ж они взялись?! - раздраженно спросил Софрон. - Вы сами сказали, что

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.