Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ледовало настойчивое желание поведать о нем всем и каждому - и кассиру в
банке, и пожилому приказчику в магазине Сэлингера, и слепой женщине, ко-
торую водил маленький мальчик, игравший на концертино, - всем, кроме по-
лисмена. Полисмены стали теперь для нее какими-то новыми, страшными  су-
ществами. Она видела, как беспощадно они убивали забастовщиков, не менее
беспощадно, чем те - штрейкбрехеров. Но они убивали не из-за куска  хле-
ба, не из-за работы, это были профессиональные убийцы. Убивать  было  их
обязанностью. В тот день, когда они загнали кучку рабочих в  угол  у  ее
крыльца, они могли просто взять и арестовать их, но они этого не  сдела-
ли. И с тех пор, завидев полисмена, она  сходила  с  тротуара,  стараясь
обойти его как можно дальше. Она чувствовала в нем чуждую силу, в  корне
враждебную ей и ее близким.
   Как-то, когда она ждала трамвая на углу Восьмой улицы и Бродвея, сто-
явший на углу полисмен узнал ее и поклонился. Она страшно побледнела,  и
сердце ее мучительно забилось. Но ведь это был просто-напросто Нэд  Гер-
манманн, ее старый знакомый, толстый, мордастый малый, и он казался сей-
час добродушнее, чем когда-либо. В школе они были с ним в  течение  трех
полугодий соседями; потом оба они целых полгода выдавали в классе  книги
перед письменной работой по литературе. В тот день, когда в Пиноле взле-
тели на воздух пороховые заводы и в окнах школы не  осталось  ни  одного
целого стекла, только они одни не поддались общей панике и не бросились,
подобно другим ученикам, бежать на улицу. Они остались в школе,  и  рас-
серженный директор потом водил их из класса в класс, показывая  струсив-
шим ученикам, а затем отпустил домой, наградив за смелость месячными ка-
никулами. Окончив ученье, Нэд Германманн поступил в полицию, женился  на
Лине Хайлэнд, и Саксон слышала, что у них уже пятеро детей.
   И все-таки он был теперь полисменом, а Билл забастовщиком. Разве  тот
же Нэд Германманн не может в один прекрасный день броситься на  Билла  и
бить его и стрелять в него, как это делали перед ее крыльцом так недавно
другие полисмены?
   - Что с тобою, Саксон? - спросил Нэд. - Больна?
   Она покачала головой и, не будучи в силах произнести ни слова, поспе-
шила к трамваю, который как раз остановился.
   - Давай я помогу тебе, - предложил он, когда она хотела подняться  на
подножку.
   В испуге она отшатнулась и отрывисто пробормотала:
   - Нет, я сама... я не поеду на нем; я забыла одну вещь.
   И она поспешно свернула с Бродвея на Девятую улицу, Пройдя  несколько
шагов по Девятой, она вернулась по Кэли-стрит обратно на Восьмую и  села
в другой трамвай.
   По мере того как проходили летние месяцы,  положение  в  Окленде  все
обострялось. Можно было подумать, что капиталисты  выбрали  именно  этот
город для борьбы с рабочим движением. В результате забастовок, локаутов,
а также свертывания производства во многих смежных  отраслях,  появилось
столько безработных, что поступить куда-нибудь даже  чернорабочим  стало
очень трудно. Билл иной раз доставал поденную работу, но сводить концы с
концами они все же не могли, несмотря на небольшое  пособие,  выдаваемое
вначале стачечным комитетом, и суровую бережливость Саксон.
   Их питание совсем не походило на то, какое они позволяли себе в  пер-
вый год после свадьбы. Не только все продукты были худшего качества,  но
от многого пришлось совсем отказаться. Мясо, даже самое плохое,  подава-
лось очень редко. Свежее молоко они заменили сгущенным, но и его  теперь
уже не покупали. Масло, если оно было, съедалось в пять  раз  медленнее,
чем раньше. Билл, привыкший выпивать за завтраком три чашки кофе,  огра-
ничивался теперь одной. А Саксон каждый раз кипятила этот кофе невероят-
но долго, и стоил он всего двадцать центов за фунт.
   Безработица наложила свой отпечаток и на всех окрестных жителей.  Ра-
бочие, не участвовавшие в забастовке непосредственно, вовлекались в  нее
косвенно или лишались работы, оттого что предприятие свертывалось.  Мно-
гие холостые молодые люди съезжали с квартир, где они снимали комнаты, и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.