Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

кой врач.
   - Похоже, что скоро выступят и трамвайщики. Говорят, в городе появил-
ся Дэн Фэллон. Он прямехонько из Нью-Йорка. Думал пробраться  тайком,  а
рабочие узнали, когда он выехал из Нью-Йорка, и следили за ним все  вре-
мя. Да и как не следить! Он всегда тут как тут, раз дело касается  трам-
вайщиков. И сколько стачек он сорвал! У него есть в запасе  целая  армия
штрейкбрехеров, и он по мере надобности перебрасывает их с места на мес-
то в особых поездах. Окленд еще не видел таких рабочих беспорядков,  как
теперешние. А что еще будет! Небу жарко станет!
   - В таком случае береги себя. Билли. А то я и тебя потеряю.
   - Ах, пустяки! Я умею быть осторожным. Да к тому же не  думаю,  чтобы
мы проиграли. У нас есть некоторые шансы на успех.
   - Но вы их потеряете, если начнете убивать людей.
   - Да. Мы постараемся этого избежать.
   - Не нужно насилия.
   - Револьверов и динамита мы в ход пускать не будем, - сказал он, - но
многим из этих мерзавцев штрейкбрехеров мы морды разукрасим.  Без  этого
не обойдется.
   - Но ты, Билли, ничего такого делать не будешь, правда?
   - Во всяком случае не так, чтобы какой-нибудь подлец мог потом  дока-
зать на меня в суде. - Он быстро перешел на другое: -  Знаешь,  Барри-то
умер. Я не хотел тебе говорить, пока ты совсем не поправишься. Его похо-
ронили на прошлой неделе. А старуха уезжает во Фриско. Она сказала,  что
зайдет попрощаться. Первые несколько дней твоей болезни она очень хорошо
за тобой ухаживала, но потом довела Марту Скелтон до белого каления;  та
уж и не знала, как от нее отделаться.
 
 
   ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
 
   С тех пор как Билл бастовал и часто уходил дежурить в пикетах. Мерсе-
дес уехала и умер Берт, Саксон оказалась в таком одиночестве, которое не
могло не повлиять даже на ее здоровую натуру. Мери тоже  уехала,  -  она
будто бы получила место экономки в другом городе.
   Билл мало что мог сделать для Саксон в ее  теперешнем  состоянии.  Он
смутно чувствовал, что она страдает, но не  понимал  причины  и  глубины
этих страданий. Его практическая, чисто мужская натура была слишком  да-
лека от той душевной драмы, какую переживала она. Он, в  лучшем  случае,
присутствовал при этой драме как свидетель, -  правда,  благожелательный
свидетель, но видевший очень мало. Для нее ребенок был живым и реальным;
таким она чувствовала его и до сих пор. В этом и состояла ее мука. Ника-
ким усилием воли не могла она заглушить ощущения гнетущей  пустоты.  Ре-
альность этого ребенка доводила ее иногда до галлюцинаций. Ей  казалось,
что где-то он все же существует и она должна найти его. Она ловила  себя
на том, что прислушивается, напрягая слух, к его детскому крику, которо-
го на самом деле не слышала ни разу, но слышала в своем воображении  ты-
сячи раз в счастливые месяцы беременности. Дважды она вставала во сне  с
постели и бродила, разыскивая его, и просыпалась перед комодом своей ма-
тери, где хранилось приданое ребенка. В такие минуты Саксон говорила се-
бе: "И у меня был когда-то ребенок". Она повторяла это вслух и днем, си-
дя у открытого окна и глядя на игравших ребят.
   Однажды, когда она проезжала в трамвае по Восьмой  улице,  около  нее
села молодая мать с лепечущим малышом на руках. И Саксон сказала ей:
   - У меня тоже был ребенок. Он умер.
   Мать испуганно взглянула на нее и невольно крепче прижала к себе  ре-
бенка; но затем выражение ее лица смягчилось, и она ласково сказала:
   - Бедненькая!
   - Да, - повторила Саксон. - Он умер.
   Глаза ее наполнились слезами, но то, что она сказала  вслух  о  своем
горе, принесло ей как бы некоторое облегчение. Весь день потом ее  прес-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.