Случайный афоризм
Поэт - человек, раскрывающий перед всеми свою душу. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - А как же бог допустил эту ужасную драку сегодня утром?
   - Боюсь, что он такими вещами не интересуется, - улыбнулась Мерседес.
- Едва ли он даже знал о ней.
   - Я перепугалась до смерти, - сказала Саксон, -  мне  чуть  дурно  не
сделалось. А вы... я ведь смотрела на вас, - вы глядели на эту драку так
равнодушно, точно на какое-то представление.
   - Это и было представление!
   - О! Как вы можете...
   - Ну, знаете, у меня на глазах людей убивали. Ничего особенного.  Все
люди умирают. Дураки умирают, как скот, не зная почему. Даже смешно. Ко-
лотят друг друга дубинками и кулаками, проламывают  друг  другу  головы,
грызутся, точно собаки из-за кости. Ведь работа, из-за которой они бьют-
ся, - это та же кость. Если бы они еще убивали друг друга из-за  женщин,
из-за идей, золота, сказочных брильянтов! Но нет - они только голодны  и
дерутся ради каких-то крох, лишь бы набить желудок!
   - О, если бы только я могла понять, - прошептала Саксон, стиснув  ру-
ки. Ее томила тоска неведения и жажда знания.
   - Тут нечего и понимать. Все ясно, как день. Всегда существовали  ду-
раки и умники, рабы и господа, мужики и принцы. И всегда будут существо-
вать.
   - Но почему же?
   - Почему мужик - мужик, моя дорогая? Потому,  что  он  мужик!  Почему
блоха - блоха?
   Саксон огорченно качала головой.
   - Но я же вам ответила, милочка. Ни один философ в мире не  даст  вам
более ясного ответа. Почему вы выбрали себе в мужья именно этого  мужчи-
ну, а не другого? Потому что именно он вам понравился. А почему?  Понра-
вился, и все! Почему огонь жжет, а мороз морозит? Почему есть  дураки  и
умные? Хозяева и рабы? Предприниматели и рабочие? Почему черное - черно?
Ответьте на это - и вы ответите на все.
   - Но разве правильно, что люди голодают и не имеют работы, когда  они
только и хотят работать, лишь бы их труд оплачивался по  справедливости,
- возразила Саксон.
   - Это так же правильно, как то, что камень не горит, что морской  пе-
сок не сахар, что терновник колется, а вода мокрая, что дым  поднимается
кверху, а вещи падают вниз.
   Но такое объяснение действительности не  убедило  Саксон.  Откровенно
говоря, она просто не постигала смысла того, что говорила Мерседес.  Это
казалось ей нелепым.
   - Тогда, значит, у нас нет ни  свободы,  ни  независимости!  -  пылко
воскликнула она. - Люди неравны, и мой ребенок не имеет права жить  так,
как живет дитя богатой матери!
   - Конечно, нет, - отозвалась Мерседес.
   - Но ведь весь мой народ именно за это и боролся, - возразила Саксон,
вспоминая уроки истории и саблю отца.
   - Демократия - мечта глупцов. Ах, милочка, поверьте, демократия - та-
кая же ложь, такой же дурман, как религия, и служит лишь для того, чтобы
рабочие - этот вьюченный скот - не бунтовали. Когда они стонали под бре-
менем нужды и непосильного труда, их уговаривали терпеть и нужду и  труд
и кормили баснями о царстве небесном, где бедные будут счастливы и сыты,
а богатые и умные - гореть в вечном огне. Ох, как умные смеялись! А ког-
да эта ложь выдохлась и у людей возникла мечта о демократии, умные  пос-
тарались, чтобы она так и осталась мечтой, только мечтой. Миром  владеют
сильные и умные.
   - Но ведь вы же сами принадлежите к рабочему люду, - заметила Саксон.
   Старуха почти гневно выпрямилась.
   - Я? К рабочему люду? Да, но только потому, что я неудачно  поместила
деньги, что я стара и уже не могу покорять смелых молодых людей,  потому
что я пережила всех друзей моей молодости и у меня никого  не  осталось,
потому что я живу здесь, в этом рабочем квартале, с  Барри  Хиггинсом  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.