Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Вдруг он застонал, сделав новое открытие.
   - Что еще стряслось? - спросила она.
   - А затылок-то? Ну как же я буду брить затылок? Уж за этим-то придет-
ся идти к парикмахеру.
   На лице Саксон появилось огорченное выражение, но лишь  на  миг.  Она
взяла в руки кисточку.
   - Сядь, Билли!
   - Как? Ты хочешь сама? - спросил он возмущенно.
   - Ну да! Если это может сделать парикмахер, то могу и я.
   Билл ворчал и охал, он чувствовал себя униженным, но все же ему приш-
лось уступить.
   - Видишь, как чисто, - сказала она. - Ничего нет легче. А кроме того,
двадцать шесть долларов в год останутся в кармане. Ты на  них  купишь  и
колыбель, и коляску, и пеленки, и кучу всяких мелочей. А теперь  потерпи
еще немного. - Она обмыла и вытерла ему затылок, затем припудрила. - Те-
перь ты чист и мил, как настоящий младенец, мальчик Билли!
   Несмотря на его недовольство, долгий поцелуй в шею, которым она  нео-
жиданно наградила его, был ему очень приятен.
   Хотя Билл и клялся, что он больше в руки  не  возьмет  этой  чертовой
бритвы, через два дня он все же разрешил Саксон помогать ему и  еще  раз
попробовал.
   На этот раз дело пошло гораздо лучше.
   - В общем, не так уж плохо, - снисходительно заметил он. - Я  начинаю
привыкать. Все дело в том, как ее отрегулировать. Тогда  можно  сбривать
волосы дочиста и все-таки не порезаться. У парикмахера это  не  выходит,
он нет-нет да и порежет меня.
   Третий сеанс удался на славу, и оба были на верху  блаженства,  когда
Саксон поднесла ему бутылку квасцов. Он стал убежденным сторонником  бе-
зопасных бритв, не мог дождаться прихода Берта, сам понес ему показывать
приобретение своей жены и продемонстрировал способ употребления.
   - Ведь надо же быть такими дураками - бегать по парикмахерским, тран-
жирить деньги, - заявил он. - Посмотри на эту штуку! Как берет! И легко,
точно по гладкому месту. Смотри - шесть минут по часам! Каково? Когда  я
набью себе руку, то обойдусь и тремя! Этими ножами  можно  бриться  и  в
темноте и под водой. Хотел бы зарезаться, да не можешь! И потом - сбере-
жешь двадцать шесть долларов в год. Это придумала Саксон.  Ты  знаешь  -
она прямо гений!
 
 
   ГЛАВА ШЕСТАЯ
 
   Торговля между Саксон и  Мерседес  продолжала  развиваться.  Мерседес
тотчас же сбывала все те изящные вещицы, которые делала Саксон, а Саксон
занималась работой с увлечением. Будущий ребенок и сокращение заработной
платы заставляли ее относиться к материальной стороне  жизни  серьезнее,
чем когда-либо. В сберегательную кассу было в  сущности  отложено  очень
мало, Саксон теперь частенько корила себя за то, что расходует деньги на
всякие пустяки для себя и для дома. Впервые тратила она чужой заработок,
- ведь она привыкла с самых юных лет жить только  на  свои  средства;  к
счастью, благодаря Мерседес теперь Саксон получила снова возможность за-
рабатывать и с тем большим удовольствием расходовала деньги  на  покупку
нового, более дорогого белья.
   Мерседес делала ей указания, а Саксон следовала им,  иногда  привнося
кое-что от себя, и изготовляла всевозможные  легкие  красивые  кружевные
вещицы: гофрированные батистовые рубашки с ажурной строчкой и  французс-
кой вышивкой на плечах и груди, нарядные комбинации из тонкого  полотна,
обшитые ирландским кружевом, похожие на паутинки ночные сорочки. По ука-
заниям Мерседес она сделала восхитительный чепчик, и та заплатила ей, за
вычетом комиссионных, двенадцать долларов.
   Саксон с радостью отдавала этой работе каждую  свободную  минуту,  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.