Случайный афоризм
Писатель: человек, который что-то делает, даже когда ничего не делает. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

этого предположения. - У нас дома были сотни, даже тысячи ночных  сторо-
жей и рабочих, и все они нам служили. Были и пеоны - это, по здешним по-
нятиям, почти что рабы - и ковбои,  которым  приходилось  делать  двести
миль верхом, чтобы проехать ранчо из конца в конец. А  уж  слуг  в  доме
нельзя было и сосчитать. Да, да, у моей матери их были десятки.
   Мерседес Хиггинс, болтливая, как гречанка, продолжала делиться с Сак-
сон своими воспоминаниями.
   - Но все они были ужасно грязные и ленивые. Вот китайцы, как правило,
- превосходные слуги. Японцы тоже, если попадутся надежные; хотя китайцы
все-таки лучше. Служанки-японки - хорошенькие и веселые, но в любую  ми-
нуту могут все бросить и уйти от вас. Индусы слабосильны, но очень  пос-
лушны. Их сагибы и мэмсагибы для них прямо какие-то божества! Я была для
них мэмсагиб, потому что я женщина. У меня был однажды повар, русский, -
так он всегда плевал в плиту - "на счастье". Очень смешно. Но  мы  мири-
лись с этим. Таков обычай.
   - Вы, наверно, много путешествовали, раз у вас  были  такие  странные
слуги? - спросила Саксон, чтобы старуха продолжала свой рассказ.
   Мерседес засмеялась и кивнула.
   - Но чуднее всего - это черные рабы в Океании: маленькие, курчавые, с
костяными украшениями, продетыми через нос. Когда  они  лодырничали  или
крали, их привязывали к стволу кокосовой пальмы  за  оградой  и  стегали
кнутами из кожи носорога. Они были с острова людоедов и охотников за го-
ловами и никогда не издали ни одного стона. Этого требовала их гордость.
Я помню маленького Виби - ему было всего двенадцать лет, - он  прислужи-
вал мне; и когда ему исполосовали всю спину и  я  плакала  над  ним,  он
только смеялся и говорил:  "Подожди  еще  чуточку,  и  я  отрежу  голову
большому белому хозяину". Он имел в виду Брюса Анстея, англичанина,  ко-
торый его избил. Но маленькому Виби так и не досталась  голова  хозяина.
Он убежал, и дикари ему самому отрезали голову и съели его начисто.
   У Саксон пробежал мороз по коже, лицо ее потемнело, а  Мерседес  Хиг-
гинс продолжала трещать:
   - Ах, какие это были веселые, бурные и дикие времена! Вы не поверите,
дорогая, эти англичане с плантаций выпили за три года  целое  море  шам-
панского и шотландского виски и истратили  тридцать  тысяч  фунтов.  За-
метьте, не долларов, а фунтов, а это составляет сто пятьдесят тысяч дол-
ларов. Но пока было что тратить, они жили, как короли. Это была  велико-
лепная, сказочная и безумная, совершенно безумная жизнь.
   Чтобы уехать, мне пришлось продать в Новой Зеландии половину моих за-
мечательных драгоценностей. В конце концов Брюс Анстей застрелился. Род-
жер поступил штурманом на торговое судно с черной  командой,  за  восемь
фунтов в месяц. А Джэк Гилбрайт был самый чудной из всех. Он  происходил
из богатой и знатной семьи. Вернувшись в Англию, он стал торговать мясом
для кошек в окрестностях своего родового замка и делал это до  тех  пор,
пока родственники не дали ему денег на покупку каучуковой  плантации,  и
он уехал не то в Индию, не то на Суматру, а может  быть  на  Новую  Гви-
нею... Не помню.
   Вернувшись домой и стряпая в кухне обед для Билла, Саксон долго дума-
ла о том, какие неистовые желания и  страсти  заставили  эту  старуху  с
обожженным солнцем лицом совершить весь огромный путь  -  от  роскошного
перуанского ранчо до Окленда и - до Барри Хиггинса.  Старик  Хиггинс  не
принадлежал к числу тех, кто выбросил бы деньги на шампанское, да у  не-
го, вероятно, и случая такого не было. В своих рассказах  она  упоминала
имена других мужчин, но не его.
   Еще не раз Мерседес пускалась в воспоминания; о многом  она  говорила
лишь отрывочно, намеками. Не было, кажется, ни одной страны,  ни  одного
большого города в Старом и Новом Свете, где бы она не побывала. Она  по-
сетила десять лет тому назад даже Клондайк и несколькими яркими штрихами
обрисовала своей слушательнице закутанных в меха и обутых в мокасины зо-
лотоискателей, которые сорили в барах золотым песком, стоившим  не  одну
тысячу долларов. Казалось, миссис Хиггинс всегда имела дело только с та-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.