Случайный афоризм
Величайшую славу народа составляют его писатели. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

этого предположения. - У нас дома были сотни, даже тысячи ночных  сторо-
жей и рабочих, и все они нам служили. Были и пеоны - это, по здешним по-
нятиям, почти что рабы - и ковбои,  которым  приходилось  делать  двести
миль верхом, чтобы проехать ранчо из конца в конец. А  уж  слуг  в  доме
нельзя было и сосчитать. Да, да, у моей матери их были десятки.
   Мерседес Хиггинс, болтливая, как гречанка, продолжала делиться с Сак-
сон своими воспоминаниями.
   - Но все они были ужасно грязные и ленивые. Вот китайцы, как правило,
- превосходные слуги. Японцы тоже, если попадутся надежные; хотя китайцы
все-таки лучше. Служанки-японки - хорошенькие и веселые, но в любую  ми-
нуту могут все бросить и уйти от вас. Индусы слабосильны, но очень  пос-
лушны. Их сагибы и мэмсагибы для них прямо какие-то божества! Я была для
них мэмсагиб, потому что я женщина. У меня был однажды повар, русский, -
так он всегда плевал в плиту - "на счастье". Очень смешно. Но  мы  мири-
лись с этим. Таков обычай.
   - Вы, наверно, много путешествовали, раз у вас  были  такие  странные
слуги? - спросила Саксон, чтобы старуха продолжала свой рассказ.
   Мерседес засмеялась и кивнула.
   - Но чуднее всего - это черные рабы в Океании: маленькие, курчавые, с
костяными украшениями, продетыми через нос. Когда  они  лодырничали  или
крали, их привязывали к стволу кокосовой пальмы  за  оградой  и  стегали
кнутами из кожи носорога. Они были с острова людоедов и охотников за го-
ловами и никогда не издали ни одного стона. Этого требовала их гордость.
Я помню маленького Виби - ему было всего двенадцать лет, - он  прислужи-
вал мне; и когда ему исполосовали всю спину и  я  плакала  над  ним,  он
только смеялся и говорил:  "Подожди  еще  чуточку,  и  я  отрежу  голову
большому белому хозяину". Он имел в виду Брюса Анстея, англичанина,  ко-
торый его избил. Но маленькому Виби так и не досталась  голова  хозяина.
Он убежал, и дикари ему самому отрезали голову и съели его начисто.
   У Саксон пробежал мороз по коже, лицо ее потемнело, а  Мерседес  Хиг-
гинс продолжала трещать:
   - Ах, какие это были веселые, бурные и дикие времена! Вы не поверите,
дорогая, эти англичане с плантаций выпили за три года  целое  море  шам-
панского и шотландского виски и истратили  тридцать  тысяч  фунтов.  За-
метьте, не долларов, а фунтов, а это составляет сто пятьдесят тысяч дол-
ларов. Но пока было что тратить, они жили, как короли. Это была  велико-
лепная, сказочная и безумная, совершенно безумная жизнь.
   Чтобы уехать, мне пришлось продать в Новой Зеландии половину моих за-
мечательных драгоценностей. В конце концов Брюс Анстей застрелился. Род-
жер поступил штурманом на торговое судно с черной  командой,  за  восемь
фунтов в месяц. А Джэк Гилбрайт был самый чудной из всех. Он  происходил
из богатой и знатной семьи. Вернувшись в Англию, он стал торговать мясом
для кошек в окрестностях своего родового замка и делал это до  тех  пор,
пока родственники не дали ему денег на покупку каучуковой  плантации,  и
он уехал не то в Индию, не то на Суматру, а может  быть  на  Новую  Гви-
нею... Не помню.
   Вернувшись домой и стряпая в кухне обед для Билла, Саксон долго дума-
ла о том, какие неистовые желания и  страсти  заставили  эту  старуху  с
обожженным солнцем лицом совершить весь огромный путь  -  от  роскошного
перуанского ранчо до Окленда и - до Барри Хиггинса.  Старик  Хиггинс  не
принадлежал к числу тех, кто выбросил бы деньги на шампанское, да у  не-
го, вероятно, и случая такого не было. В своих рассказах  она  упоминала
имена других мужчин, но не его.
   Еще не раз Мерседес пускалась в воспоминания; о многом  она  говорила
лишь отрывочно, намеками. Не было, кажется, ни одной страны,  ни  одного
большого города в Старом и Новом Свете, где бы она не побывала. Она  по-
сетила десять лет тому назад даже Клондайк и несколькими яркими штрихами
обрисовала своей слушательнице закутанных в меха и обутых в мокасины зо-
лотоискателей, которые сорили в барах золотым песком, стоившим  не  одну
тысячу долларов. Казалось, миссис Хиггинс всегда имела дело только с та-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.