Случайный афоризм
Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Сейчас, мой мальчик. Я освобожусь через минутку.
   Прополоскав кухонное полотенце и вычистив раковину, она сняла с  себя
фартук, подошла к Биллу и поцеловала его сначала в один  глаз,  потом  в
другой.
   - Ну, теперь лучше?
   - Немножко получше.
   Она повторила свое лечение.
   - А теперь?
   - Еще лучше.
   - А теперь?
   - Совсем хорошо.
   Однако, подумав, он заявил, что правый глаз еще немного болит.
   Во время лечения этого глаза она вдруг вскрикнула, словно от боли.
   - Что с тобой? Тебе больно?
   - Глаза. Они тоже ужасно заболели.
   Тут они поменялись ролями, и Билл стал врачом, а она пациенткой. Ког-
да оба вылечились,  она  повела  его  в  гостиную,  где  они  ухитрились
усесться вдвоем в большом мягком кресле, стоявшем у открытого окна.  Это
была самая дорогая вещь в доме. Кресло стоило семь с половиной долларов,
и Саксон, даже не мечтавшая о таком великолепии, ощущала в течение всего
дня легкие уколы совести.
   В комнату лился свежий соленый запах моря, который по вечерам так ра-
дует жителей приморских городов. На железнодорожных путях пыхтели  паро-
возы и слышался грохот поездов, замедлявших ход между молом и Оклендским
вокзалом; доносились крики детей, обычно игравших на улице в летние  ве-
чера, и негромкие голоса хозяек из соседнего дома, вышедших посидеть  на
крылечке и посудачить.
   - Что может быть лучше этого? - прошептал Билл. - Как вспомню о своей
меблированной комнатенке за шесть долларов, так даже грустно становится!
Сколько времени я зря потерял. Одно только меня утешает: если бы я отту-
да съехал раньше, я бы не встретил тебя. Ведь я еще месяц назад даже  не
подозревал, что ты живешь на свете.
   Его рука скользнула вверх по ее обнаженной руке и пробралась под  ру-
кав.
   - Какая у тебя свежая кожа, - сказал он. - Не холодная, а именно све-
жая. Так приятно ее касаться.
   - Ты скоро сделаешь из меня холодильник! - засмеялась она.
   - И голос у тебя какой-то свежий, - продолжал он.  -  Когда  я  слышу
его, у меня такое чувство, будто ты  кладешь  мне  руку  на  лоб.  Очень
странно. Я не знаю, как объяснить, но твой голос словно  проходит  через
всего меня - чистый и свежий. Как ветерок - такой приятный, знаешь, ког-
да он подует с моря после - жаркого, душного дня. А если ты говоришь ти-
хо, твой голос звучит мягко и певуче, точно виолончель в оркестре театра
Макдоноу. И никогда у тебя он не доходит до высоких нот, никогда не  бы-
вает резким, визгливым, не дерет слух, как голоса иных женщин, если  они
сердятся или возбуждены;  они  напоминают  мне  заигранную  граммофонную
пластинку. А твой голос так и льется в душу,  я  даже  дрожать  начинаю,
будто от свежести. Просто наслажденье.  Мне  кажется,  у  ангелов,  если
только они существуют, должен быть такой голос.
   Несколько минут прошло в молчании; она чувствовала такое  невыразимое
счастье, что только провела рукой по его волосам и без слов прижалась  к
нему. Затем Билл продолжал:
   - Хочешь знать, кого ты мне напоминаешь? Видела ты когда-нибудь моло-
дую породистую кобылу с блестящей атласной шерстью и до того нежной  ко-
жей, что на ней остается след от малейшего прикосновения хлыста? Она та-
кая чуткая, нервная, а может превзойти выносливостью самую  крепкую  не-
объезженную лошадь, - и в один миг разорвать себе сухожилия или  просту-
диться насмерть, если проведет ночь без попоны.  Такие  лошади  -  самые
прекрасные создания на свете; они стройные, сильные,  неясные,  и  обра-
щаться с ними нужно очень бережно. Знаешь, как  со  стеклянной  посудой:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.