Случайный афоризм
Сила магнита передается от железа к железу подобно тому, как вдохновение музы передается через поэта чтецу и слушателю. Платон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вот вы, Саксон, теперь сидите с ним и держитесь за ручки, - я возненави-
деть вас готов.
   - Не грустите, Берт, - ласково улыбнулась Саксон. - Вот и вы  с  Мери
тоже держитесь за руки.
   - Ах, он любит нюни распускать, - сказала Мери резко, в то время  как
ее пальцы нежно перебирали его волосы. - Не грусти, Берт.  Пусть  теперь
Билл ответит на твою замечательную речь.
   Берт подкрепился новым стаканом вина.
   - Валяй, Билл, - воскликнул он. - Теперь твой черед!
   - Я говорить не мастер, - проворчал Билл. - Что мне сказать им,  Сак-
сон? Сказать, как мы счастливы? Они и так знают.
   - Поблагодари за добрые пожелания и пожелай им от нас того же.  Скажи
им, что мы всегда будем счастливы. И что мы  всегда  все  четверо  будем
дружить, как и раньше. И что мы их приглашаем в следующее воскресенье  к
нам обедать. Пайн-стрит, пятьсот семь. А если ты, Мери,  захочешь  прие-
хать в субботу с вечера, ты можешь переночевать в комнате для гостей.
   - Ты сказала гораздо лучше, чем сказал бы я! - и Билл захлопал в  ла-
доши. - Молодчина, Саксон! Что я могу прибавить к  твоим  словам?  Очень
немногое. А все-таки кое-что прибавлю.
   Он встал и взял в руку стакан. От темных густых бровей и темных  рес-
ниц его голубые глаза казались синими и еще  больше  оттеняли  белокурые
волосы и светлую кожу; гладкие юношеские щеки покрылись легким румянцем,
но не от вина, - он пил всего второй стакан, - а от здоровья и  счастья.
Саксон смотрела на него с чувством гордости, радуясь тому,  что  он  так
хорошо одет, такой сильный, красивый, опрятный. Он - ее  муж-мальчик,  и
она гордилась собой, своей женской прелестью  и  желанностью,  благодаря
которым у нее такой удивительный возлюбленный.
   - Так вот, Берт и Мери, - начал он. - Вы сидите с нами за нашим  сва-
дебным ужином. Мы приняли к сердцу все ваши добрые пожелания, желаем то-
го же и вам, и, говоря так, мы имеем в виду гораздо больше, чем вы дума-
ете. Мы с Саксон считаем, что долг платежом красен. И хотим, чтобы  нас-
тупил день, когда мы, наоборот, будем гостями на вашем свадебном  ужине!
И тогда, если вы соберетесь к нам в воскресенье обедать, вы  оба  можете
ночевать в свободной комнате. Разве зря я обставил ее? Как  вы  думаете,
а?
   - Вот уде чего никак от вас не ожидала. Билли! - воскликнула Мери.  -
Да вы хуже Берта. Ну, все равно...
   Из глаз ее неожиданно брызнули слезы. Голос дрогнул и оборвался;  за-
тем, улыбнувшись, она обернулась к Берту, который обнял ее и  посадил  к
себе на колени.
   Выйдя из ресторана, все четверо пошли вместе по Восьмой и  Бродвею  и
остановились у трамвайной остановки.
   Берт и Билл чувствовали себя неловко и молчали под влиянием  какой-то
внезапно возникшей между ними отчужденности. Но  Мери  обняла  Саксон  с
нежной заботливостью.
   - Ничего, детка, - шептала Мери. - Ты не пугайся, все обойдется.  По-
думай обо всех прочих женщинах на свете.
   Кондуктор дал звонок, и обе пары расстались, торопливо бормоча всякие
пожелания.
   - Ах ты, могикан! - крикнул Берт, когда трамвай тронулся. - И вы, мо-
гиканша!
   - Не забудь того, что я тебе сказала, - напомнила  Мери,  прощаясь  с
Саксон.
   Трамвай остановился на углу Седьмой и Пайн-стрит, это  была  конечная
остановка. Отсюда до дома молодых оставалось не больше  двух  кварталов.
На крыльце Билл вынул из кармана ключ.
   - Правда, чудно? - сказал он, поворачивая ключ в замке. - Ты да я,  и
больше никого. Одни!
   Пока он зажигал в гостиной лампу, Саксон стала снимать  шляпу.  Затем
он прошел в спальню, зажег свет и там, вернулся и остановился в  дверях.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.