Случайный афоризм
То, что по силам читателю, предоставь ему самому. Людвиг Витгенштейн
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вот вы, Саксон, теперь сидите с ним и держитесь за ручки, - я возненави-
деть вас готов.
   - Не грустите, Берт, - ласково улыбнулась Саксон. - Вот и вы  с  Мери
тоже держитесь за руки.
   - Ах, он любит нюни распускать, - сказала Мери резко, в то время  как
ее пальцы нежно перебирали его волосы. - Не грусти, Берт.  Пусть  теперь
Билл ответит на твою замечательную речь.
   Берт подкрепился новым стаканом вина.
   - Валяй, Билл, - воскликнул он. - Теперь твой черед!
   - Я говорить не мастер, - проворчал Билл. - Что мне сказать им,  Сак-
сон? Сказать, как мы счастливы? Они и так знают.
   - Поблагодари за добрые пожелания и пожелай им от нас того же.  Скажи
им, что мы всегда будем счастливы. И что мы  всегда  все  четверо  будем
дружить, как и раньше. И что мы их приглашаем в следующее воскресенье  к
нам обедать. Пайн-стрит, пятьсот семь. А если ты, Мери,  захочешь  прие-
хать в субботу с вечера, ты можешь переночевать в комнате для гостей.
   - Ты сказала гораздо лучше, чем сказал бы я! - и Билл захлопал в  ла-
доши. - Молодчина, Саксон! Что я могу прибавить к  твоим  словам?  Очень
немногое. А все-таки кое-что прибавлю.
   Он встал и взял в руку стакан. От темных густых бровей и темных  рес-
ниц его голубые глаза казались синими и еще  больше  оттеняли  белокурые
волосы и светлую кожу; гладкие юношеские щеки покрылись легким румянцем,
но не от вина, - он пил всего второй стакан, - а от здоровья и  счастья.
Саксон смотрела на него с чувством гордости, радуясь тому,  что  он  так
хорошо одет, такой сильный, красивый, опрятный. Он - ее  муж-мальчик,  и
она гордилась собой, своей женской прелестью  и  желанностью,  благодаря
которым у нее такой удивительный возлюбленный.
   - Так вот, Берт и Мери, - начал он. - Вы сидите с нами за нашим  сва-
дебным ужином. Мы приняли к сердцу все ваши добрые пожелания, желаем то-
го же и вам, и, говоря так, мы имеем в виду гораздо больше, чем вы дума-
ете. Мы с Саксон считаем, что долг платежом красен. И хотим, чтобы  нас-
тупил день, когда мы, наоборот, будем гостями на вашем свадебном  ужине!
И тогда, если вы соберетесь к нам в воскресенье обедать, вы  оба  можете
ночевать в свободной комнате. Разве зря я обставил ее? Как  вы  думаете,
а?
   - Вот уде чего никак от вас не ожидала. Билли! - воскликнула Мери.  -
Да вы хуже Берта. Ну, все равно...
   Из глаз ее неожиданно брызнули слезы. Голос дрогнул и оборвался;  за-
тем, улыбнувшись, она обернулась к Берту, который обнял ее и  посадил  к
себе на колени.
   Выйдя из ресторана, все четверо пошли вместе по Восьмой и  Бродвею  и
остановились у трамвайной остановки.
   Берт и Билл чувствовали себя неловко и молчали под влиянием  какой-то
внезапно возникшей между ними отчужденности. Но  Мери  обняла  Саксон  с
нежной заботливостью.
   - Ничего, детка, - шептала Мери. - Ты не пугайся, все обойдется.  По-
думай обо всех прочих женщинах на свете.
   Кондуктор дал звонок, и обе пары расстались, торопливо бормоча всякие
пожелания.
   - Ах ты, могикан! - крикнул Берт, когда трамвай тронулся. - И вы, мо-
гиканша!
   - Не забудь того, что я тебе сказала, - напомнила  Мери,  прощаясь  с
Саксон.
   Трамвай остановился на углу Седьмой и Пайн-стрит, это  была  конечная
остановка. Отсюда до дома молодых оставалось не больше  двух  кварталов.
На крыльце Билл вынул из кармана ключ.
   - Правда, чудно? - сказал он, поворачивая ключ в замке. - Ты да я,  и
больше никого. Одни!
   Пока он зажигал в гостиной лампу, Саксон стала снимать  шляпу.  Затем
он прошел в спальню, зажег свет и там, вернулся и остановился в  дверях.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.