Случайный афоризм
Писателю отказано в "подлинности". Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вдруг стал для нее доступен, она поняла, до какой степени он дорог ей.
   - Ну, скажите же что-нибудь, Саксон. Да или нет, вы должны мне  отве-
тить. Имейте в виду, что я люблю вас. Я черт знает как сильно люблю вас,
Саксон. И это наверно так, раз я прошу вас выйти за меня, я еще ни одной
девушке этого не предлагал.
   Вновь наступило молчание, и Саксон поймала себя на том,  что  всецело
отдается ощущению волнующего тепла под фартуком экипажа, где  их  колени
соприкасались. Когда она поняла, куда ведут эти мысли, она виновато пок-
раснела в темноте.
   - Сколько вам лет. Билли? - спросила она с той внезапной расхолажива-
ющей трезвостью, с какой было сделано и его предложение.
   - Двадцать два, - ответил он.
   - А мне двадцать четыре.
   - Разве я не знаю! Вы сказали, сколько вам было, когда  вы  вышли  из
приюта, сколько времени проработали на фабриках, на консервном заводе, в
прачечной... Что ж, вы думаете, я считать не умею? Конечно, я мог  отга-
дать, сколько вам лет, и чуть ли не день вашего рождения.
   - А все-таки факт остается фактом - я на два года старше вас.
   - Ну и что же? Если бы это имело какое-нибудь значение, я не любил бы
вас, - верно? Ваша мать была совершенно права: очень много значит в жиз-
ни любовь. В этом все дело. Разве вы не видите? Я вас люблю и хочу, что-
бы вы были моей. Ведь это же естественно. Когда я имею дело с  лошадьми,
с собаками, да и с людьми, я вижу, что все, что естественно, правильно и
хорошо. Тут уж ничего не поделаешь. Саксон, вы мне нужны, и, надеюсь,  я
вам тоже. Может быть, у меня не такие нежные руки, как у разных там бух-
галтеров да приказчиков, но эти руки будут работать для вас  и  защищать
вас черт знает как. А главное, Саксон, они будут вас любить.
   Та настороженная враждебность, с какой  Саксон  обычно  относилась  к
мужчинам, на этот раз как будто исчезла. Она не чувствовала необходимос-
ти обороняться. Это была уже не игра. Это было то, о  чем  она  грезила,
чего желала. Перед Биллом она чувствовала себя беззащитной,  и  сознание
этого давало ей глубокую радость. Она ни в чем не  могла  ему  отказать,
даже если бы он вел себя, как остальные. И из этой  потрясшей  ее  мысли
выросла другая, еще более восхитительная: он-то и не будет  вести  себя,
как все.
   Она продолжала молчать. Наконец, под влиянием внезапного порыва,  ох-
ватившего все ее существо, девушка вместо ответа протянула  руку  и  ти-
хонько попыталась оторвать его руку от вожжей. Он не понимал,  чего  она
хочет, но, видя, что она настаивает, забрал вожаки в правую и  предоста-
вил ей левую. Она наклонилась, и ее губы прильнули к мозолям на его  ла-
дони.
   На минуту он ошалел.
   - Ты... в самом деле? - пробормотал он.
   Она опять поцеловала его руку и прошептала:
   - Я люблю твои руки. Билли. Для меня - это самые прекрасные  руки  на
свете, и мне пришлось бы говорить много часов, чтобы рассказать до конца
все, что я к ним чувствую.
   - Стой! - вдруг осадил он лошадей.
   Он успокоил их и обмотал вожаки вокруг кнутовища, потом повернулся  к
Саксон, обнял ее и прижался губами к ее губам.
   - О Билли, я буду тебе хорошей женой, - сказала она, и, когда  он  ее
выпустил, всхлипнула.
   Он поцеловал ее влажные от слез глаза и вновь нашел ее губы.
   - Теперь ты знаешь, о чем я думал во время завтрака и отчего  меня  в
испарину бросало. Я уже не в силах был молчать. Ты ведь мне  понравилась
с первой же минуты, как я тебя увидел.
   - И я полюбила тебя с той самой встречи, помнишь, Билли? И  я  ужасно
весь день тобой гордилась: ты был такой  деликатный,  внимательный  -  и
вместе с тем такой сильный; и я видела, что все мужчины уважают тебя,  а
девушки за тобой бегают. И потом, ты так замечательно дрался с теми тре-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.