Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вдруг стал для нее доступен, она поняла, до какой степени он дорог ей.
   - Ну, скажите же что-нибудь, Саксон. Да или нет, вы должны мне  отве-
тить. Имейте в виду, что я люблю вас. Я черт знает как сильно люблю вас,
Саксон. И это наверно так, раз я прошу вас выйти за меня, я еще ни одной
девушке этого не предлагал.
   Вновь наступило молчание, и Саксон поймала себя на том,  что  всецело
отдается ощущению волнующего тепла под фартуком экипажа, где  их  колени
соприкасались. Когда она поняла, куда ведут эти мысли, она виновато пок-
раснела в темноте.
   - Сколько вам лет. Билли? - спросила она с той внезапной расхолажива-
ющей трезвостью, с какой было сделано и его предложение.
   - Двадцать два, - ответил он.
   - А мне двадцать четыре.
   - Разве я не знаю! Вы сказали, сколько вам было, когда  вы  вышли  из
приюта, сколько времени проработали на фабриках, на консервном заводе, в
прачечной... Что ж, вы думаете, я считать не умею? Конечно, я мог  отга-
дать, сколько вам лет, и чуть ли не день вашего рождения.
   - А все-таки факт остается фактом - я на два года старше вас.
   - Ну и что же? Если бы это имело какое-нибудь значение, я не любил бы
вас, - верно? Ваша мать была совершенно права: очень много значит в жиз-
ни любовь. В этом все дело. Разве вы не видите? Я вас люблю и хочу, что-
бы вы были моей. Ведь это же естественно. Когда я имею дело с  лошадьми,
с собаками, да и с людьми, я вижу, что все, что естественно, правильно и
хорошо. Тут уж ничего не поделаешь. Саксон, вы мне нужны, и, надеюсь,  я
вам тоже. Может быть, у меня не такие нежные руки, как у разных там бух-
галтеров да приказчиков, но эти руки будут работать для вас  и  защищать
вас черт знает как. А главное, Саксон, они будут вас любить.
   Та настороженная враждебность, с какой  Саксон  обычно  относилась  к
мужчинам, на этот раз как будто исчезла. Она не чувствовала необходимос-
ти обороняться. Это была уже не игра. Это было то, о  чем  она  грезила,
чего желала. Перед Биллом она чувствовала себя беззащитной,  и  сознание
этого давало ей глубокую радость. Она ни в чем не  могла  ему  отказать,
даже если бы он вел себя, как остальные. И из этой  потрясшей  ее  мысли
выросла другая, еще более восхитительная: он-то и не будет  вести  себя,
как все.
   Она продолжала молчать. Наконец, под влиянием внезапного порыва,  ох-
ватившего все ее существо, девушка вместо ответа протянула  руку  и  ти-
хонько попыталась оторвать его руку от вожжей. Он не понимал,  чего  она
хочет, но, видя, что она настаивает, забрал вожаки в правую и  предоста-
вил ей левую. Она наклонилась, и ее губы прильнули к мозолям на его  ла-
дони.
   На минуту он ошалел.
   - Ты... в самом деле? - пробормотал он.
   Она опять поцеловала его руку и прошептала:
   - Я люблю твои руки. Билли. Для меня - это самые прекрасные  руки  на
свете, и мне пришлось бы говорить много часов, чтобы рассказать до конца
все, что я к ним чувствую.
   - Стой! - вдруг осадил он лошадей.
   Он успокоил их и обмотал вожаки вокруг кнутовища, потом повернулся  к
Саксон, обнял ее и прижался губами к ее губам.
   - О Билли, я буду тебе хорошей женой, - сказала она, и, когда  он  ее
выпустил, всхлипнула.
   Он поцеловал ее влажные от слез глаза и вновь нашел ее губы.
   - Теперь ты знаешь, о чем я думал во время завтрака и отчего  меня  в
испарину бросало. Я уже не в силах был молчать. Ты ведь мне  понравилась
с первой же минуты, как я тебя увидел.
   - И я полюбила тебя с той самой встречи, помнишь, Билли? И  я  ужасно
весь день тобой гордилась: ты был такой  деликатный,  внимательный  -  и
вместе с тем такой сильный; и я видела, что все мужчины уважают тебя,  а
девушки за тобой бегают. И потом, ты так замечательно дрался с теми тре-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.