Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

знаю. И он мой друг. Вы представляете себе?
   Я на десять фунтов тяжелее его, но для  тяжеловесов  это  неважно.  Я
лучше чувствую время и дистанцию. И лучше веду нападение. Но он  сообра-
зительнее и проворнее меня. Я никогда не отличался проворством. И оба мы
одинаково работаем и левой и правой, и у обоих сильный удар. Я знаю  его
удары, а он мои, и мы друг друга уважаем. У нас равные шансы: две схват-
ки вничью и по одной победе. У меня - говорю по чести -  никакого  пред-
чувствия, кто победит, - словом, мы равны!
   И вот... начинается бой... Вы не трусиха?
   - Нет, нет! - воскликнула она. - Рассказывайте! Я  хочу  слушать!  Вы
такой удивительный!
   Он как должное принял эту похвалу, не отводя от Саксон спокойных  яс-
ных глаз.
   - И вот мы начали. Шесть раундов, семь, восемь; и ни  у  того,  ни  у
другого нет перевеса. Отражая его выпады левой рукой, мне  удалось  дать
ему короткий апперкот правой, но и он двинул меня в челюсть и по уху, да
так сильно, что в голове зашумело и загудело. Словом, все шло великолеп-
но, и казалось, дело кончится опять вничью. Матч ведь, как вы знаете,  -
двадцать раундов.
   А потом случилось несчастье. Мы только что вошли в клинч, и он  наце-
лился левым кулаком мне в лицо. Попади он в подбородок - я бы рухнул.  Я
наклонился вперед, но недостаточно быстро, и удар пришелся по скуле. Даю
слово, Саксон, у меня от  этого  удара  посыпались  искры  из  глаз.  Но
все-таки это не могло мне повредить, потому что тут кости крепкие. А се-
бя он этим погубил, он сильно зашиб себе большой палец,  который  разбил
еще мальчиком, когда боксировал  на  песках  Уоттс-Тракта.  И  вот  этим
пальцем он ударил меня по скуле, - а она у меня каменная, - вывихнул его
и повредил опять те же мышцы, они уже не были такими крепкими. Но  я  не
хотел этого. Это коварная уловка, хотя в состязаниях  и  допускается,  а
состоит она в том, что противник ушибает себе руку о вашу голову. Но  не
между друзьями. Я бы не сделал этого по отношению к Биллу  Мэрфи  ни  за
какие деньги. Несчастье случилось только из-за моей медлительности, - да
уж я такой родился.
   Вы не знаете, Саксон, что такое ушиб! Это можно понять, только  когда
ударишься ушибленным местом. Что оставалось делать Биллу Мэрфи?  Он  уже
не мог нападать, пользуясь обеими руками. И он знал это. И я знал. И су-
дья. Но больше никто. И он старался делать вид, что его левая  в  полном
порядке, - но ведь это было не так. Каждое прикосновение  причиняло  ему
такую боль, точно в его тело вонзали нож. Он не мог нанести левой  рукой
ни одного стоящего удара. И все-таки ему было нестерпимо больно.  Двигай
не двигай - все равно больно. А тут каждый выпад левой, от которого я  и
не думал увертываться, так как знал, что ничего за ним нет, отдавался  у
него прямо в сердце и вызвал более мучительные страдания, чем тысячи бо-
лячек или самых увесистых ударов, - и с каждым разом все хуже и хуже.
   Теперь представьте себе, что мы деремся с ним для забавы,  где-нибудь
во дворе, и он ушиб себе палец. Мы сняли бы перчатки, я мгновенно  пере-
вязал бы этот бедный палец и наложил на него холодный компресс, чтобы не
было воспаления. Но нет! Это состязание для публики,  которая  заплатила
деньги, чтобы видеть кровь, и она хочет ее увидеть! Разве это люди?  Это
волки!
   Нечего и говорить, что ему уже было не до драки, да и я  на  него  не
наседал. Со мной черт знает что творилось, и я не  знал,  как  мне  быть
дальше. А в публике это заметили и кричат: "Кончай! Жульничество! Обман!
Дай ему хорошенько! Держу за тебя, Билл  Роберте!"  -  и  тому  подобный
вздор.
   "Бейся, - шепчет мне в бешенстве судья, - а  то  я  объявлю,  что  ты
бьешься нечестно, и дисквалифицирую тебя. Слышишь ты, Билл?"  Он  сказал
мне это и еще ткнул в плечо, чтобы я понял, кого он имеет в виду.
   Разве это хорошо? Разве это честно? А знаете, из-за чего мы боролись?
Из-за ста долларов. Подумайте только! И нужно  было  довести  борьбу  до

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.