Случайный афоризм
Слова поэта суть уже его дела. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

может, ты мне выдашь расписку на триста долларов?
   - Вот грабитель!
   - Нисколько. Разве ты не даешь мне расписки,  когда  я  уступаю  тебе
корм и сено? Всем известно, как аккуратно ты ведешь книги и  заносишь  в
них каждый пенни, - продолжал он дразнить ее. - А раз уж ты такая  дело-
вая женщина, то тебе придется рассчитаться со мной и за этих лошадок.  Я
ими не пользуюсь уж не помню сколько времени.
   - Но ведь тебе достанутся жеребята, - возразила она. - А мне  в  моем
хозяйстве племенные кобылы ни к чему. В ближайшие дни Хазл и  Хатти  пе-
рестанут возить овощи, да и вообще они слишком хороши для такой  работы.
Присмотри мне другую пару вместо них. Вот на ту пару я тебе дам  распис-
ку, только без комиссионных.
   - Хорошо, - согласился Билл. - Значит, я получу обратно Хазл и Хатти.
Но уде ты, пожалуйста, выплати мне все за прокат, - ведь  ты  долго  ими
пользовалась.
   - Если ты заставишь меня платить за прокат Хазл и Хатти, я  предъявлю
тебе счет за стол, - грозно заявила она.
   - А если ты предъявишь счет за стол, я потребую с тебя проценты с де-
нег, которые я вложил в этот дом.
   - Не можешь,  -  рассмеялась  Саксон,  -  это  наш  дом,  наша  общая
собственность.
   Он свирепо зарычал и сделал вид, будто задыхается от негодования.
   - Удар прямо под ложечку! - пояснил он. - Сбила с ног! Но как это хо-
рошо звучит, а? Наш дом... - Он с восторгом повторял эти слова. -  Когда
мы с тобой поженились, верхом наших  мечтаний  была  постоянная  работа,
кое-какие тряпки да немного жалкой мебели... как бы  за  нее  выплатить,
потертую да обшарпанную. Если бы не ты, у нас никогда не было бы никакой
"общей собственности".
   - Какие глупости! А что я бы без тебя делала?  Ты  прекрасно  знаешь,
что это ты заработал деньги на наше обзаведение. И ты платишь  жалованье
Гоу Юму, и Чан Чи, и старому Юхи, и миссис Пауль, и все  это  твоих  рук
дело, о чем тут говорить.
   Она ласково погладила его по плечам и мощным бицепсам.
   - Вот они все это сделали, Билл.
   - Какого черта! Твоя голова - она все сделала. Какой прок в моих мус-
кулах, если бы не  было  головы,  чтобы  управлять  ими?  Только  лупить
штрейкбрехеров, избивать жильцов да выпивать, привалившись к стойке  ба-
ра. Единственная умная вещь, до которой додумалась моя голова, - это же-
ниться на тебе. Честное слово, Саксон, без тебя я бы пропал.
   - Какого черта, Билл, - передразнила она мужа, к  его  великому  удо-
вольствию. - Что ждало бы меня, если бы ты не избавил меня от прачечной?
Я бы оттуда не вырвалась. Ведь я была совершенно беззащитной  девчонкой.
Если бы не ты, я бы и сейчас там торчала. У миссис  Мортимер  было  пять
тысяч долларов, а у меня - ты!
   - Женщине в жизни пробиться труднее, чем мужчине, - заметил он в зак-
лючение. - А я тебе вот что скажу: мы оба были нужны друг другу. Мы  ра-
ботали, как пара лошадок. Мы все делали вместе.  Если  бы  нам  пришлось
действовать порознь, ты и сейчас гнула бы спину в прачечной, а я, в луч-
шем случае, служил бы в оклендской конюшне и слонялся бы по танцулькам.
   Саксон стояла под "отцом всех мадроньо", наблюдая, как Хазл  и  Хатти
вывозят из ворот полную повозку овощей, когда во двор въехал Билл,  ведя
на поводу гнедую кобылу, шелковистая шерсть которой вспыхивала в солнеч-
ных лучах золотыми искрами.
   - Четырехлетка, породистая. Озорница, но без коварных штучек, -  нах-
валивал Билл, остановившись рядом с Саксон. - Кожа тонкая, как  папирос-
ная бумага, морда атласная, но эта лошадь перегонит любого мустанга. По-
гляди, какие легкие! А ноздри! Зовут ее Рамона, - испанское имя: ее мать
"Мореллита" моргановских заводов.
   - И ее продают? - прерывающимся голосом спросила  Саксон,  восхищенно
сжимая руки.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.