Случайный афоризм
Необходимо иметь у себя дома, особенно когда живешь в деревне. (Гюстав Флобер)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

щать этой косточки. Инстинкт во мне сильнее меня. Убей меня, я ничего не
могу поделать".
   Весь гнев Саксон растаял, слезы выступили у нее на глазах; она нагну-
лась и взяла щенка на руки. Поссум был вне себя; он взвизгивал,  дрожал,
извивался, лизал ей лицо, вымаливал прощение.
   - Золотое сердце, розовый язычок, - напевала Саксон, прикладывая щеку
к мягкому, все еще дрожащему тельцу. - Мама просит прощения, мама никог-
да больше не будет тебя мучить. На, миленький, на! Видишь? Вот твоя кос-
точка! Возьми ее!
   Она спустила его на землю, но он еще долго не решался схватить кость,
с явным недоумением смотрел на Саксон, словно желая увериться, что  раз-
решение дано, и весь дрожал, точно раздираемый борьбой  между  долгом  и
желанием. Только когда она повторила: "Возьми, возьми" - и кивнула  ему,
он решился приблизиться к кости. Но через минуту песик внезапно  вздрог-
нул, поднял голову и вопросительно посмотрел на нее. Саксон опять кивну-
ла ему улыбаясь, - и Поссум, облегченно и радостно  вздохнув,  припал  к
драгоценному оленьему ребру.
   - Твоя Мерседес была права, когда говорила, что  люди  дерутся  из-за
работы, как собаки из-за кости, - задумчиво начал Билл. - Это  инстинкт.
Я так же не мог удержаться, чтобы не дать штрейкбрехеру  по  скуле,  как
Поссум не мог удержаться, чтобы не кинуться на тебя. Это  нельзя  объяс-
нить. Что человеку положено делать, то он и делает. И если он что-нибудь
делает, значит так нужно, - все равно, способен он объяснить почему  или
не способен. Помнишь, Холл не мог объяснить, чего ради он  бросил  палку
под ноги Мак-Манусу тогда, на состязании. Что человеку положено, то  по-
ложено. Вот и все, что я знаю. У меня ведь не  было  решительно  никаких
причин, чтобы вздуть нашего жильца Джимми Гармона.  Он  славный  парень,
честный, порядочный. Но я просто чувствовал потребность отдубасить  его:
и забастовка провалилась, и на душе было так скверно, что все кругом ка-
залось отвратительным. Я тебе не рассказывал, я ведь с ним виделся после
тюрьмы, когда у меня заживали руки. Пошел к нему в депо, дождался его, -
он куда-то отлучился, - и попросил прощенья. Что заставило меня  просить
прощенья? Не знаю. Вероятно, то же самое, что заставило раньше  его  из-
бить. Видно, я не мог иначе.
   Так Билл, ночуя на берегу реки Умпква, философствовал в  реалистичес-
ких терминах о жизни, меж тем как Поссум, подкрепляя  его  слова  делом,
жадно разгрызал ребро оленя крепкими зубами.
 
 
   ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
 
   Саксон и Билл добрались до Розбурга. Саксон правила, рядом с  ней  на
козлах сидел Поссум. Въехав в город, она перевела лошадей на шаг.  Сзади
к фургону были привязаны две молодых рабочих лошади, за  ними  следовали
еще шесть лошадей, а позади всех ехал Билл верхом на девятой. Из Розбур-
га ему предстояло отправить их всех в оклендские конюшни.
   Притчу о белом воробье они впервые услышали в долине Умпквы.  Расска-
зал ее пожилой крепыш-фермер. Его участок был образцом порядка и  благо-
устройства. Уже потом Билл узнал от соседей этого фермера, что его  сос-
тояние доходит до четверти миллиона долларов.
   - Вы слышали историю про фермера и белого воробья? - спросил он Билла
за обедом.
   - Далее не подозревал, что есть на свете белые воробьи,  -  отозвался
Билл.
   - Да, они действительно очень редки, - согласился фермер.  -  Но  вот
что рассказывают: жил-был один фермер, у которого дела шли  неважно.  Он
никак не мог наладить свое хозяйство. И вот в один  прекрасный  день  он
где-то услышал о чудесном белом воробье. Говорили,  что  белого  воробья
можно увидеть только на заре, при первых проблесках рассвета  и  что  он
приносит счастье и удачу тому, кто изловчится его поймать. На  следующее

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.