Случайный афоризм
Когда писатель глубоко чувствует свою кровную связь с народом - это дает красоту и силу ему. Максим Горький
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

поезд полисмены, под крики женщин и звон разбитых стекол, не уняли  буя-
нов.
   Билл спел печальную балладу о ковбое; она была очень длинная, и  каж-
дая строфа заканчивалась припевом: "Заройте меня в пустынной степи".
   - Этой песни вы никогда не слышали; мой отец часто ее певал, -  сооб-
щил он Саксон, которая была рада, когда он кончил.
   Наконец-то она открыла в нем недостаток! У него совершенно отсутство-
вал слух. Он не взял ни одной верной ноты.
   - Я пою редко, - прибавил он.
   - Еще бы! - воскликнул Берт. - Друзья убили бы его на месте.
   - Они все издеваются над моим пением, - обратился он к Саксон.  -  Ну
скажите по совести, разве у меня выходит так уж плохо?
   - Вы... вы... может быть... вы берете не совсем в тон...  -  заметила
она нерешительно.
   - А мне вот не кажется, что не в тон, - возразил  он.  -  Чудно.  Все
точно сговорились. И вас, наверно, Берт подучил.  Ну,  теперь  спойте-ка
вы, Саксон. Пари держу, что вы поете хорошо! Это сразу видишь по  вашему
лицу.
   Она запела "Когда кончится жатва", Берт и Мери вторили  ей.  Но  едва
Билл попытался присоединить к ним свой голос, как Берт толкнул  его  но-
гой, и ему пришлось замолчать. Саксон пела чистым, верным сопрано, голос
у нее был небольшой, но очень приятный, и она чувствовала, что поет  для
Билла.
   - Вот это пенье так пенье, - заявил он, когда она замолчала, - Спойте
еще раз. Да ну же, начинайте! У вас так хорошо выходит,  просто  замеча-
тельно!
   Его рука потянулась к ее руке, забрала ее целиком в свою, и когда она
опять запела, то почувствовала, как его сила, словно тепло, проникает  в
нее.
   - Посмотрите, они держатся за ручку! - насмешливо сказал Берт. - Чего
вы боитесь? Берите с нас пример! Да придвиньтесь  же,  наконец,  друг  к
другу, мямли! Не то я могу подумать... и уже думаю, вы  что-то  скрывае-
те!..
   Намек был слишком прозрачен" и  Саксон  почувствовала,  как  ее  щеки
вспыхнули.
   - Ну, ты не очень-то увлекайся, - укоризненно остановил его Билл.
   - Замолчите, - рассердилась и Мери. - Вы ужасно грубы, Берт Уонхоп, я
больше не желаю с вами знаться, вот вам!
   Она разомкнула объятия и оттолкнула его, но через несколько минут уже
простила, и они уселись по-прежнему.
   - Пойдемте еще куда-нибудь вчетвером, - не унимался Берт. - Ведь вре-
мя детское. Кутить так кутить! Сначала к Пабсту в кафе, а там видно  бу-
дет. Ты как на этот счет, Билл? А вы, Саксон? Мери пойдет.
   Саксон ждала, мучительно волнуясь, что ответит этот сидевший рядом  с
нею юноша, которого она узнала так недавно.
   - Нет, - медленно проговорил он. - Мне завтра рано вставать и  предс-
тоит тяжелый рабочий день; девушкам, я думаю, тоже.
   Тут Саксон простила ему его немузыкальность. Она знала, она  чувство-
вала, что такие люди должны быть на свете. И такого человека она  ждала.
Теперь ей двадцать два; первое предложение она получила, когда  ей  было
шестнадцать, а последнее - всего месяц назад - от старшего мастера  пра-
чечной, человека доброго и порядочного, но уже немолодого. Этот  же  был
силен, добр и молод. Она сама еще слишком молода и не может не  тянуться
к молодости. Правда, с тем, из прачечной, она жила бы спокойно и  отдох-
нула бы от вечных утюгов, но какая же это безрадостная жизнь!  А  вот  с
этим... Саксон поймала себя на том, что чуть не пожала его руку, в кото-
рой все еще лежала ее рука.
   - Нет, Берт, не приставай, он прав, - сказала Мери. -  Надо  же  пос-
пать. Завтра ведь опять эти крахмальные оборки и весь день на ногах.
   Саксон вдруг кольнула мысль, что она,  вероятно,  старше  Билла.  Она

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.