Случайный афоризм
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Относительно Венеры Билл все понял, - он видел мраморную статую боги-
ни с отбитыми руками в комнате Холла, и поэт говорил ему, что мир покло-
нялся ей, как изображению совершенной женской красоты.
   - Я всегда говорил, что Анетте Келлерман до  тебя  далеко,  -  сказал
Билл; и при этом у него был такой гордый  вид,  что  Саксон  покраснела,
затрепетала и спрятала вспыхнувшее лицо у него на груди.
   Мужчины из их компании откровенно восхищались ею. Но она  не  сделала
обычных в таких случаях ошибок, и это не вскружило ей голову. Да  и  по-
нятно: ведь она с каждым днем все сильнее любила мужа. Она не переоцени-
вала его. Она знала, каков он, и любила таким, как он есть. Он  неотесан
и малоразвит, не то что эти мужчины; он говорит неправильно  и  вряд  ли
когда-нибудь будет говорить правильнее. И все-таки она не  променяла  бы
его ни на кого, даже на честного и великодушного Марка  Холла,  которого
любила такой же любовью, как и его жену.
   В Билле она видела то здоровье, цельность и прямоту характера, ту не-
посредственность, которые были ей дороже всякой  книжной  премудрости  и
чековых книжек. Именно  благодаря  своему  здоровью,  прямоте  и  непос-
редственности он вышел победителем, когда они в тот вечер спорили с Хол-
лом, на которого опять нашла безысходная хандра. Билл взял верх не  бла-
годаря своей учености, а потому, что остался верен себе  и  высказал  ту
правду, которая в нем жила. И лучше всего было то, что он даже не подоз-
ревал о своей победе и принял аплодисменты за добродушную насмешку... Но
Саксон поняла, хотя едва ли могла бы объяснить, почему он победил. И она
никогда не забудет, как жена "Шелли" шепнула ей потом, и глаза ее сияли:
"О Саксон, какая вы счастливица!"
   Если бы Саксон вынуждена была определить, чем для нее так дорог Билл,
она сказала бы просто: он настоящий мужчина. И таким он всегда был в  ее
глазах. Она всегда видела его в ореоле мужской силы и доблести и  време-
нами готова была расплакаться от счастья, вспоминая манеру  Билла  заяв-
лять какому-нибудь взбешенному парню: "Что ты стоишь?  Иди,  я  тебя  не
держу!" В этом был весь Билл. Ее великолепный Билл! И он любит  ее.  Она
знала это. Она знала это по биению его сердца,  которое  только  женщина
умеет расслышать. Правда, он любил ее не так страстно,  как  раньше,  но
его любовь стала более глубокой, более зрелой. Это прочная  любовь,  она
выдержит любые испытания, если только они не вернутся в город,  где  все
прекрасные черты человека гибнут, а таящийся в нем дикий зверь оскалива-
ет клыки.
   Ранней весной Марк Холл и его жена уехали в Нью-Йорк, двое слуг япон-
цев были отпущены, и дом остался на попечении Саксон и Билла.  Джим  Хэ-
зард тоже уехал в Париж, он ездил туда ежегодно; и хотя Биллу  очень  не
хватало его, но он и один продолжал подолгу плавать в высокой волне. Две
верховые лошади Холла были оставлены на его попечение,  и  Саксон  сшила
себе  элегантный  костюм  для  верховой  езды  из  золотисто-коричневого
вельвета, который так шел к ее волосам. Билл перестал брать поденную ра-
боту. Как сверхштатный кучер он зарабатывал больше, чем они проживали, и
в свободное время предпочитал учить Саксон верховой езде и скакать с нею
целыми днями по окрестностям Кармела. Больше  всего  они  любили  ездить
вдоль побережья в Монтери, где он учил Саксон плавать в большом бассейне
Дель-Монте. А вечером они возвращались через холмы. Она  тоже  ходила  с
ним ранним утром на охоту, и жизнь казалась им непрерывным праздником.
   - Знаешь что, - обратился он однажды к Саксон, когда  они,  остановив
лошадей, любовались сверху долиной Кармел. - Я ни за что больше не  сог-
лашусь постоянно работать за плату на других людей.
   - Да, работа это еще не все, - согласилась она.
   - Конечно. Представь себе, Саксон, что я бы работал в Окленде миллион
лет, получал бы по миллиону долларов в день, но вынужден был  бы  безвы-
ездно торчать там и жить так, как мы с тобой жили раньше, - три четверти
дня работай, а для развлечения ходи в кинематограф! Кинематограф!  Поду-
маешь! Да наша жизнь сейчас все равно что кинематограф! Я  предпочел  бы
прожить один год, как мы живем здесь, в Кармеле, а  затем  умереть,  чем

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.