Случайный афоризм
Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хоть немного зоркости. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

издевался над побежденными, которые беспомощно катились  вниз.  Но  Билл
сразу призвал всех к порядку.
   - Ну, девушки, пойдемте, - сказал он. - А ты,  Берт,  опомнись.  Надо
выбираться отсюда. Мы не можем биться с целым войском.
   Держа Саксон под руку, Билл начал отступление; за ним следовали Берт,
продолжавший ликовать и зубоскалить, и возмущенная Мери, которая  тщетно
изливала на него свое негодование.
   Они пробежали между деревьями около ста ярдов, а потом, не  обнаружив
погони, пошли тише, с видом фланирующих людей. Но Берт, всегда жаждавший
приключений, вдруг насторожился - из кустов доносились приглушенные уда-
ры и вздохи - и пошел посмотреть, в чем дело.
   - О! Идите сюда скорее! - позвал он остальных.
   Они догнали его на краю высохшего рва и заглянули вниз. Там, на  дне,
двое мужчин, видимо отбившихся от общей свалки, все еще  крепко  держали
друг друга и боролись. По их лицам текли беспомощные слезы, и удары, ко-
торым они время от времени обменивались, были вялыми и бессильными.
   - Эй, ты, приятель, кинь ему песку в глаза, - посоветовал Берт. -  Он
не будет видеть, и ты его обработаешь!
   - Стой! - заорал Билл, увидев, что тот последовал совету Берта. - Или
я слезу и сам тебя поколочу! Все уже кончено, и все помирились.  Пожмите
друг другу руку. Выпивка с обоих. Вот так! А теперь давайте я вас  выта-
щу.
   Когда они уходили, противники  уже  мирились  и  чистили  друг  другу
платье.
   - Все скоро кончится, - усмехаясь, обратился Билл к Саксон. - Я  знаю
их. Для них подраться первое удовольствие. И благодаря свалке  сегодняш-
ний день будет считаться особенно удачным. Что я говорил? Посмотрите  на
тот вон стол.
   Невдалеке кучка еще растрепанных, тяжело  дышавших  мужчин  и  женщин
дружески пожимали друг другу руки.
   - Пойдемте же, давайте потанцуем, - просила Мери, увлекая  их  к  па-
вильону.
   Народ рассыпался по всему парку, недавние враги обменивались  рукопо-
жатиями, а вокруг баров, торговавших под открытым небом, толпились  жаж-
дущие выпить.
   Саксон шла рядом с Биллом. Она гордилась им. Он умел драться, но умел
и избегать драк. Во время всех сегодняшних событий он только об  этом  и
заботился. И она понимала, что он вел себя так прежде всего ради  нее  и
Мери.
   - Вы храбрый, - сказала она ему.
   - Какая там храбрость! Это все равно что отнять конфету у ребенка,  -
возразил он. - Они просто буяны. Никто из них понятия не имеет о  боксе.
Они не умеют защищаться, и остается только бить их. Это, знаете  ли,  не
настоящая драка.
   Печальным взглядом, совсем как мальчик, посмотрел он на свои в  кровь
разбитые суставы.
   - А мне завтра вот этими руками править надо, - сказал он жалобно.  -
Очень невесело, доложу я вам, когда они распухают.
 
 
   ГЛАВА ПЯТАЯ
 
   В восемь часов оркестр заиграл "Дом мой, дом", и, следуя  в  сумерках
за потоком гуляющих, которые спешили на дополнительный поезд, обеим  па-
рам удалось занять в вагоне места друг против друга.  Когда  площадки  и
проходы оказались набитыми публикой, поезд тронулся в свой недолгий путь
- из предместья в Окленд. Пассажиры пели кто во что горазд, и Берт, лежа
головой на груди у обнимавшей его Мери, затянул свою любимую "На берегах
Уобэша" и допел ее до конца, нимало не  смущаясь  шумом  драки,  которая
продолжалась на обеих площадках вагона до тех пор,  пока  сопровождавшие

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.