Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

издевался над побежденными, которые беспомощно катились  вниз.  Но  Билл
сразу призвал всех к порядку.
   - Ну, девушки, пойдемте, - сказал он. - А ты,  Берт,  опомнись.  Надо
выбираться отсюда. Мы не можем биться с целым войском.
   Держа Саксон под руку, Билл начал отступление; за ним следовали Берт,
продолжавший ликовать и зубоскалить, и возмущенная Мери, которая  тщетно
изливала на него свое негодование.
   Они пробежали между деревьями около ста ярдов, а потом, не  обнаружив
погони, пошли тише, с видом фланирующих людей. Но Берт, всегда жаждавший
приключений, вдруг насторожился - из кустов доносились приглушенные уда-
ры и вздохи - и пошел посмотреть, в чем дело.
   - О! Идите сюда скорее! - позвал он остальных.
   Они догнали его на краю высохшего рва и заглянули вниз. Там, на  дне,
двое мужчин, видимо отбившихся от общей свалки, все еще  крепко  держали
друг друга и боролись. По их лицам текли беспомощные слезы, и удары, ко-
торым они время от времени обменивались, были вялыми и бессильными.
   - Эй, ты, приятель, кинь ему песку в глаза, - посоветовал Берт. -  Он
не будет видеть, и ты его обработаешь!
   - Стой! - заорал Билл, увидев, что тот последовал совету Берта. - Или
я слезу и сам тебя поколочу! Все уже кончено, и все помирились.  Пожмите
друг другу руку. Выпивка с обоих. Вот так! А теперь давайте я вас  выта-
щу.
   Когда они уходили, противники  уже  мирились  и  чистили  друг  другу
платье.
   - Все скоро кончится, - усмехаясь, обратился Билл к Саксон. - Я  знаю
их. Для них подраться первое удовольствие. И благодаря свалке  сегодняш-
ний день будет считаться особенно удачным. Что я говорил? Посмотрите  на
тот вон стол.
   Невдалеке кучка еще растрепанных, тяжело  дышавших  мужчин  и  женщин
дружески пожимали друг другу руки.
   - Пойдемте же, давайте потанцуем, - просила Мери, увлекая  их  к  па-
вильону.
   Народ рассыпался по всему парку, недавние враги обменивались  рукопо-
жатиями, а вокруг баров, торговавших под открытым небом, толпились  жаж-
дущие выпить.
   Саксон шла рядом с Биллом. Она гордилась им. Он умел драться, но умел
и избегать драк. Во время всех сегодняшних событий он только об  этом  и
заботился. И она понимала, что он вел себя так прежде всего ради  нее  и
Мери.
   - Вы храбрый, - сказала она ему.
   - Какая там храбрость! Это все равно что отнять конфету у ребенка,  -
возразил он. - Они просто буяны. Никто из них понятия не имеет о  боксе.
Они не умеют защищаться, и остается только бить их. Это, знаете  ли,  не
настоящая драка.
   Печальным взглядом, совсем как мальчик, посмотрел он на свои в  кровь
разбитые суставы.
   - А мне завтра вот этими руками править надо, - сказал он жалобно.  -
Очень невесело, доложу я вам, когда они распухают.
 
 
   ГЛАВА ПЯТАЯ
 
   В восемь часов оркестр заиграл "Дом мой, дом", и, следуя  в  сумерках
за потоком гуляющих, которые спешили на дополнительный поезд, обеим  па-
рам удалось занять в вагоне места друг против друга.  Когда  площадки  и
проходы оказались набитыми публикой, поезд тронулся в свой недолгий путь
- из предместья в Окленд. Пассажиры пели кто во что горазд, и Берт, лежа
головой на груди у обнимавшей его Мери, затянул свою любимую "На берегах
Уобэша" и допел ее до конца, нимало не  смущаясь  шумом  драки,  которая
продолжалась на обеих площадках вагона до тех пор,  пока  сопровождавшие

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.