Случайный афоризм
Пока автор жив, мы оцениваем его способности по худшим книгам; и только когда он умер - по лучшим. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

около него и он снял ее с лошади.
   - О Билли! - она сияла от радости. - Я же никогда не  ездила  верхом.
Это было замечательно! Я и растерялась - и была полна отваги.
   - Я просто горжусь тобой, - отозвался он еще более сердито, - не вся-
кая замужняя женщина полезет на чужую лошадь, да еще если она ни разу не
ездила верхом.
   И я помню, что обещал тебе хорошую верховую лошадь в полное твое рас-
поряжение, - лошадка будет первый сорт!
   Пожиратели абелонов приехали в двух экипажах, а  часть  -  верхом,  и
спустились в бухту Бирса. Среди них было человек десять мужчин  и  почти
столько же женщин. Все молодые - между двадцатью и сорока  годами,  -  и
все, видимо, добрые друзья. Большинство были женаты. Они подняли веселый
шум, толкали друг друга на скользкой тропинке  и  сразу  создали  вокруг
Саксон и Билла товарищескую атмосферу, искреннюю и теплую. Дамы окружили
Саксон, - она никак не могла поверить, что это замужние женщины,  -  они
очень ласково отнеслись к ней, расхваливали ее лагерное и дорожное  сна-
ряжение, засыпали ее вопросами. Саксон сразу  поняла,  что  и  сами  они
опытные туристки, - достаточно было взглянуть на их котелки, сковороды и
бак для раковин.
   Между тем мужчины разделись и отправились искать ракушки  и  абелоны.
Женщины же, увидев укулеле, решили, что это страшно интересно, и  Саксон
не помогли никакие отговорки - ей пришлось играть и петь.  Некоторые  из
них побывали в Гонолулу, и этот инструмент был им знаком; они подтверди-
ли, что да. Мерседес правильно назвала укулеле  "скачущей  блохой".  Они
также знали те гавайские песенки, которым ее научила Мерседес,  и  очень
скоро под аккомпанемент Саксон все пели хором "Алоха Оэ",  "Сорванец  из
Гонолулу" и "Прелестная Леи Легуа". Саксон искренне смутилась, когда не-
которые из них, даже наименее молодые, стали плясать на песке "алу".
   Наконец, мужчины вернулись, нагруженные мешками с ракушками,  и  Марк
Холл, в качестве первосвященника, приступил к торжественному обряду пле-
мени. Он взмахнул рукой, и камни сразу опустились на белое мясо  жемчуж-
ниц, а все голоса слились в гимне абелонам. Старые, знакомые куплеты пе-
лись всеми, а время от времени кто-нибудь один исполнял  новый,  который
затем подхватывался хором. Вилл выдал Саксон: он вполголоса попросил  ее
спеть стихи, сочиненные ею самою; и она робко начала своим чистым,  при-
ятным голоском:
   Сидим кругом и камнем бьем,
   Для нас ведь нет законов.
   Ведь все мы - о! - хотим давно
   Покушать абелонов.
   - Замечательно! - воскликнул поэт, слегка поморщившись от рифмы "о! -
давно". - Она заговорила на языке племени! Ну, пойте, дети мои, все  ра-
зом!
   И все пропели стихи Саксон. Затем были исполнены новые строфы,  сочи-
ненные Хэзардом, одной из девушек и Железным Человеком с  зеленовато-се-
рыми глазами василиска, которого Саксон сразу узнала по описанию  Холла.
Но самой ей казалось, что лицом он похож на священника.
   Кто любит шпик, а кто язык,
   Кто просто макароны.
   А я, простак, тяну коньяк,
   Когда есть абелоны.
   Пьют за столом коньяк и ром,
   Ликер и пунш с лимоном.
   Мне подавай лишь каравай
   Впридачу к абелонам!
   Кому дурман сулит обман,
   А кто творит законы,
   Но хитрый кот навагу жрет,
   А с нею абелоны.
   Черноволосый и черноглазый человек с озорным лицом сатира,  -  Саксон

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.