Случайный афоризм
Графоман: человек, которого следовало бы научить читать, но не писать. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

увидели, что ее балки обтесаны вручную. А когда они оказались на  хорах,
Саксон, заметив, как музыкально звучат их голоса, тихонько запела,  тре-
пеща от своей смелости, первые такты псалма "О возлюбленный Христос".
   Восхищенная чистотою звуков она облокотилась на перила и  продолжала,
причем ее голос постепенно достиг своей полной силы:
   О возлюбленный Христос,
   Дай припасть к твоей груди!
   В час свирепствующих гроз
   Защити и огради!
   Ах, укрой меня, укрой!
   Дай мне выдержать искус,
   В царстве божьем упокой
   Душу грешную, Иисус!
   Билл прислонился к древней стене и с любовью смотрел  на  нее;  когда
она кончила, он прошептал:
   - Замечательно, просто замечательно! Жаль, что ты  не  видела  своего
лица, пока ты пела. Оно было так  же  прекрасно,  как  твой  голос.  Вот
странно! Я думаю о религии, только когда думаю о тебе.
   Расположившись в поросшей ивами лощине, они приготовили обед и прове-
ли весь день на выступе низкой скалы к северу от устья реки. Они не  со-
бирались оставаться здесь весь день, но все вокруг пленяло их, и они бы-
ли не в силах оторваться от бьющегося о скалы прибоя и от  разнообразных
и многокрасочных обитателей моря - морских звезд,  крабов,  моллюсков  и
морских анемон; потом они увидели в лужице,  оставшейся  после  прилива,
маленькую "рыбу-черт" и начали бросать  ей  крошечных  крабов,  невольно
содрогаясь всякий раз, когда она обвивалась вокруг них своим колючим те-
лом. Начался отлив, и они набрали кучу раковин,  среди  них  были  прямо
громадины - в пять-шесть дюймов, бородатые, как патриархи. А  пока  Билл
расхаживал вдоль берега, пытаясь найти жемчужницы, Саксон прилегла непо-
далеку от лужи, которую оставил после себя прилив,  и,  плескаясь  в  ее
кристально-чистой воде, извлекала из нее пригоршни сверкающих  драгоцен-
ностей: обломки раковин и камешки, отливавшие розовым,  синим,  зеленым,
фиолетовым. Билл вернулся и вытянулся рядом  с  женой.  Нежась  в  лучах
солнца, жар которых смягчался морской прохладой, они  следили,  как  оно
погружалось в густую синеву океана.
   Саксон нашла руку Билла,  сжала  и  вздохнула  от  переполнявшего  ее
чувства радости и покоя. Ей казалось, что никогда еще в ее жизни не было
такого чудесного дня, - словно воплотились все ее былые мечты. А что мир
может быть настолько прекрасен - этого она не представляла себе  даже  в
своих самых пылких грезах. Билл в ответ неясно пожал ее руку.
   - О чем ты думала? - спросил он, когда они, наконец, встали.
   - Право, не знаю, Билл. Может быть, о том, что один такой день лучше,
чем десять тысяч лет, проведенных в Окленде.
 
 
   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
 
   Они расстались с рекой и с долиной Кармел и, едва взошло солнце, нап-
равились к югу - через холмы, отделяющие горы  от  океана.  Дорога  была
размыта и вся в выбоинах, - видимо, ею мало пользовались.
   - А дальше она совсем пропадает, - сказал Билл, - есть  только  следы
подков. Но я что-то не вижу изгородей, - должно быть, почва тут не такая
уж плодородная: одни пастбища, и почти нет обработанной земли.
   Голые холмы поросли только травой. Лишь в каньонах виднелись деревья,
а более высокие и более отдаленные холмы были покрыты кустарником.  Один
раз путники увидели скользнувшего в кусты койота, а в  другой  раз  Билл
пожалел, что у него нет ружья: крупная дикая кошка ехидно уставилась  на
них и не пожелала сойти с места до тех пор, пока метко пущенный ком зем-
ли не разлетелся, подобно шрапнели, над ее головой.
   Они прошли уже несколько миль, и Саксон все  время  мучилась  жаждой.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.