Случайный афоризм
Библиотеки - магазины человеческих фантазий. (Пьер Николь)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ла, как дверь открылась и закрылась, и поняла, что он выбросил деньги на
улицу. Когда он вернулся в кухню, Саксон уже подавала ему на чистой  та-
релке жареный картофель.
   - У Робертсов должно быть всегда все самое лучшее, - сказал он. - Но,
даю слово, от таких деликатесов с души воротит. Они прямо воняют.
   Билл поглядел на жареный картофель, на вновь отрезанный ломоть сухого
хлеба и стакан воды, который она ставила у его прибора.
   - Все в порядке, - улыбнулась она, видя его колебания. -  В  доме  не
осталось ничего нечистого.
   Он быстро взглянул на нее, словно опасаясь увидеть на ее лице насмеш-
ку, вздохнул и сел. Затем тут же вскочил и привлек ее к себе.
   - Сейчас я буду есть, но сначала нам необходимо поговорить, -  заявил
он, усаживаясь и обнимая ее. - Да и вода ведь не кофе - если и  остынет,
то не станет худее. Так вот слушай! Ты - это все, что  у  меня  есть  на
свете. Ты не испугалась меня и того, что я только что сделал; и я  очень
рад. Давай забудем теперь о Мери. И у меня сердце не камень: мне тоже ее
жаль, как и тебе. Я готов все для нее сделать, что в моих  силах,  готов
ей ноги мыть, как делал Христос. Пусть бы кормилась  за  моим  столом  и
спала под моей крышей. Но все это не причина для того, чтобы я  позволил
себе дотронуться до денег, которые она заработала. А теперь  забудь  ее.
Сейчас есть только ты да я, Саксон, - только ты да я, и пропади они  все
пропадом! Остальное не важно. Тебе никогда больше не придется  меня  бо-
яться. Виски и я - мы не ладим друг с другом; и я решил забыть о  виски.
Я был не я и с тобою обращался плохо. Но это все прошло и никогда больше
не повторится. Я хочу начать все сначала.
   Теперь послушай: мне не следовало действовать так  опрометчиво.  А  я
действовал. Надо было раньше все обсудить с тобой. А я не  обсудил.  Моя
проклятая вспыльчивость подвела меня, - ты ведь знаешь мой характер.  Но
если человек способен сохранять хладнокровие на ринге, значит, он  может
сохранить его и в своей семейной жизни. У меня просто  не  было  времени
подумать. Есть вещи, которых я не выношу и никогда не выносил. И ты так-
же не захочешь, чтобы я от этого страдал, как и я не хочу, чтобы ты  ми-
рилась с чем-нибудь, что тебе противно.
   Сидя у него на коленях, она выпрямилась и поглядела ему прямо в лицо,
захваченная одной мыслью.
   - Ты серьезно, Билл?
   - Ну конечно.
   - Тогда я скажу тебе, чего я больше не могу выносить.  Для  меня  это
хуже смерти.
   - Что же? - спросил он после некоторого молчания.
   - И все зависит от тебя, - сказала она.
   - Ну, тогда выкладывай.
   - Ты не знаешь, что ты берешь на себя, - предупредила она.  -  Может,
тебе лучше отступить, пока не поздно?
   Он упрямо покачал головой.
   - Того, чего ты не в силах выносить, тебе и не придется выносить. Ва-
ляй.
   - Во-первых, - начала она, - довольно этой охоты на штрейкбрехеров.
   Он было открыл рот, но подавил невольный протест.
   - А во-вторых, хватит с нас Окленда.
   - Вот этого я не понимаю.
   - Хватит с нас Окленда. Довольно. Для меня  эта  жизнь  хуже  смерти.
Бросим все - и прочь отсюда.
   Он медленно взвешивал ее предложение.
   - Куда же? - спросил он, наконец.
   - Куда-нибудь. Куда угодно. Давай-ка закури и подумай.
   Он покачал головой, пристально глядя на нее.
   - Ты это серьезно? - спросил он после долгой паузы.
   - Вполне. Мне так же хочется покончить с Оклендом, как тебе  хотелось
выбросить бифштекс, кофе и масло.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.