Случайный афоризм
Главным достоинством писателя является знание того, чего писать не нужно. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ла, как дверь открылась и закрылась, и поняла, что он выбросил деньги на
улицу. Когда он вернулся в кухню, Саксон уже подавала ему на чистой  та-
релке жареный картофель.
   - У Робертсов должно быть всегда все самое лучшее, - сказал он. - Но,
даю слово, от таких деликатесов с души воротит. Они прямо воняют.
   Билл поглядел на жареный картофель, на вновь отрезанный ломоть сухого
хлеба и стакан воды, который она ставила у его прибора.
   - Все в порядке, - улыбнулась она, видя его колебания. -  В  доме  не
осталось ничего нечистого.
   Он быстро взглянул на нее, словно опасаясь увидеть на ее лице насмеш-
ку, вздохнул и сел. Затем тут же вскочил и привлек ее к себе.
   - Сейчас я буду есть, но сначала нам необходимо поговорить, -  заявил
он, усаживаясь и обнимая ее. - Да и вода ведь не кофе - если и  остынет,
то не станет худее. Так вот слушай! Ты - это все, что  у  меня  есть  на
свете. Ты не испугалась меня и того, что я только что сделал; и я  очень
рад. Давай забудем теперь о Мери. И у меня сердце не камень: мне тоже ее
жаль, как и тебе. Я готов все для нее сделать, что в моих  силах,  готов
ей ноги мыть, как делал Христос. Пусть бы кормилась  за  моим  столом  и
спала под моей крышей. Но все это не причина для того, чтобы я  позволил
себе дотронуться до денег, которые она заработала. А теперь  забудь  ее.
Сейчас есть только ты да я, Саксон, - только ты да я, и пропади они  все
пропадом! Остальное не важно. Тебе никогда больше не придется  меня  бо-
яться. Виски и я - мы не ладим друг с другом; и я решил забыть о  виски.
Я был не я и с тобою обращался плохо. Но это все прошло и никогда больше
не повторится. Я хочу начать все сначала.
   Теперь послушай: мне не следовало действовать так  опрометчиво.  А  я
действовал. Надо было раньше все обсудить с тобой. А я не  обсудил.  Моя
проклятая вспыльчивость подвела меня, - ты ведь знаешь мой характер.  Но
если человек способен сохранять хладнокровие на ринге, значит, он  может
сохранить его и в своей семейной жизни. У меня просто  не  было  времени
подумать. Есть вещи, которых я не выношу и никогда не выносил. И ты так-
же не захочешь, чтобы я от этого страдал, как и я не хочу, чтобы ты  ми-
рилась с чем-нибудь, что тебе противно.
   Сидя у него на коленях, она выпрямилась и поглядела ему прямо в лицо,
захваченная одной мыслью.
   - Ты серьезно, Билл?
   - Ну конечно.
   - Тогда я скажу тебе, чего я больше не могу выносить.  Для  меня  это
хуже смерти.
   - Что же? - спросил он после некоторого молчания.
   - И все зависит от тебя, - сказала она.
   - Ну, тогда выкладывай.
   - Ты не знаешь, что ты берешь на себя, - предупредила она.  -  Может,
тебе лучше отступить, пока не поздно?
   Он упрямо покачал головой.
   - Того, чего ты не в силах выносить, тебе и не придется выносить. Ва-
ляй.
   - Во-первых, - начала она, - довольно этой охоты на штрейкбрехеров.
   Он было открыл рот, но подавил невольный протест.
   - А во-вторых, хватит с нас Окленда.
   - Вот этого я не понимаю.
   - Хватит с нас Окленда. Довольно. Для меня  эта  жизнь  хуже  смерти.
Бросим все - и прочь отсюда.
   Он медленно взвешивал ее предложение.
   - Куда же? - спросил он, наконец.
   - Куда-нибудь. Куда угодно. Давай-ка закури и подумай.
   Он покачал головой, пристально глядя на нее.
   - Ты это серьезно? - спросил он после долгой паузы.
   - Вполне. Мне так же хочется покончить с Оклендом, как тебе  хотелось
выбросить бифштекс, кофе и масло.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.