Случайный афоризм
Писатель творит не своими сединами, а разумом. Мигель Сервантес де Сааведра
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Мы, старые американцы, должны держаться друг друга, правда? Как  вы
думаете? Ведь нас осталось так мало.  К  нам  сюда  валом  валят  всякие
иностранцы...
   Он говорил спокойно, вполголоса, в тоне интимной доверчивости,  скло-
нив к ней голову и как бы давая этим понять той девушке, что он занят.
   Молодой человек, сидевший за столиком напротив, обратил  внимание  на
Саксон. Одет он был неряшливо и казался грубым, его спутники - мужчина и
женщина - тоже. Лицо у него побагровело, глаза дико сверкали.
   - Эй, вы! - крикнул он. - Вы там, бархатные туфельки, наше вам!
   Девушка, сидевшая рядом с ним, обняла его за шею и  пыталась  успоко-
ить, но он бормотал из-под ее руки:
   - Вот это краля так краля. Увидишь... я пойду туда и отобью ее у этих
обормотов!
   - Хулиганы из мясных рядов, - презрительно фыркнула Мери.
   Саксон встретила взгляд девушки, с ненавистью смотревшей на нее.  По-
том она посмотрела на Билла и увидела гневные искорки в его  взоре.  Те-
перь его голубые глаза были особенно красивы и задумчивы, они то темнели
и затуманивались, то вспыхивали, то снова меркли. Ей стало в конце  кон-
цов казаться, что они таят в себе какую-то бездонную глубину. Он  смолк,
видимо ему не хотелось говорить.
   - Не затевай скандала! - заметил Берт. - Они с того берега и не знают
тебя, вот и все.
   Вдруг Берт поднялся, подошел к соседнему столику, что-то  шепнул  си-
девшим и вернулся. Все трое сразу же повернулись и посмотрели на  Билла.
Парень, пристававший к Саксон, поднялся, стряхнул с себя  руку  девушки,
пытавшейся удержать его, и, пошатываясь, подошел к Биллу. Это был  широ-
коплечий малый с жестким, злым лицом и  колючим  взглядом.  Он,  видимо,
утихомирился.
   - Так это вы. Большой Билл Роберте? - спросил он заплетающимся языком
и, покачнувшись, уцепился за стол. - В таком случае отступаю...  Страшно
извиняюсь... Восхищен вашим вкусом по женской части... А уж я в этом де-
ле знаток! Я же не представлял, кто вы, а то бы и глазом не мигнул в ва-
шу сторону... Поняли? Еще раз прошу извинить... Дайте мне вашу руку...
   - Ну ладно, - сказал Билл мрачно. - Все в порядке. Забудем это  недо-
разумение. - Он, насупившись, пожал парню руку и медленным мощным  толч-
ком пихнул его обратно к столу.
   Щеки Саксон пылали. Вот это мужчина, это защитник, на него можно  по-
ложиться! Достаточно было назвать его имя - и даже такой хулиган оробел!

 
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
 
   После обеда оркестр сыграл еще два танца, затем музыканты перекочева-
ли на спортивное поле.
   Танцоры и вся публика, сидевшая за столиками, а также гулявшая в пар-
ке, последовали за ними. Пять тысяч  человек  разместились  на  поросших
травой склонах естественного амфитеатра, а  часть  зрителей  хлынула  на
спортивное поле. Первым номером  было  объявлено  перетягивание  каната.
Состязание происходило между  каменщиками  Окленда  и  Сан-Франциско,  и
участники игры, плечистые, грузные, уже занимали места вдоль каната. Они
каблуками вырывали ямки в земле для опоры, натирали землей руки,  шутили
и балагурили.
   Судьи и наблюдатели  напрасно  старались  удержать  напиравшую  толпу
родственников и друзей - кельтская кровь взыграла и кельтский дух сорев-
нования жаждал победы. Стоял невероятный шум: крики, подбадривания,  со-
веты, угрозы. Некоторые из участников одной команды подходили к  другой,
чтобы предупредить нечестную игру. Среди разгоряченных зрителей было  не
меньше женщин, чем мужчин. От шаркающих, топающих ног стояла  в  воздухе
неоседающая пыль. Мери кашляла, задыхалась и умоляла Берта увести ее. Но
Берт, возбужденный, как подросток, предстоящей свалкой, старался протис-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.