Случайный афоризм
Хорошие стихи - это успех, плохие - стихийное бедствие. Гарри Симанович
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сячами подплывали к берегу; и когда их выбрасывало на скалы,  она  легко
могла их достать. Но все - хотя она терпеливо пересмотрела несколько де-
сятков - не годились для еды: на каждой был длинный надрез, из  которого
сочилась соленая вода. Она не могла понять,  зачем  понадобилось  делать
эти надрезы, и спросила старуху португалку, собиравшую выброшенные морем
щепки.
   - Это делают люди, у которых слишком много всего, - пояснила старуха,
выпрямляя одеревеневшую от работы спину с таким усилием, что Саксон  ка-
залось, она слышит, как трещат ее кости.  Черные  глаза  старухи  гневно
сверкнули, и горькая улыбка растянула  морщинистые  губы  над  беззубыми
деснами. - Да, люди, у которых всего хоть завались. Они делают это, что-
бы цены стояли высокие. Эти дыни, наверно, выкинуты в  воду  с  судов  в
Сан-Франциско.
   - Но почему же их не раздадут беднякам? - спросила Саксон.
   - Чтобы не упали цены.
   - Да ведь бедняки все равно их покупать не могут, - возразила Саксон.
- При чем же тут цена?
   Старуха пожала плечами:
   - Не знаю. Почему-то так делается. Они взрезают  каждую  дыню,  чтобы
бедняки не могли их вылавливать и есть. То же самое они делают и с ябло-
ками и с апельсинами. А рыбаки!.. Теперь всем у  них  заправляет  трест.
Когда улов слишком велик, трест вываливает рыбу с Рыбацкой пристани пря-
мо в море, лодку за лодкой, полные доверху чудной рыбой. И эта рыба про-
падает даром и никому не достается,  хотя  она  уже  мертвая  и  годится
только для еды. А рыба - вещь очень вкусная.
   И опять Саксон не понимала, что это за мир, где происходят такие  де-
ла, где у одних столько еды, что они ее выбрасывают, да  еще  платят  за
то, чтобы ее портили; а в то же время так много,  так  бесконечно  много
голодных, и дети мрут оттого, что пьют молоко истощенных матерей, и муж-
чины убивают друг друга, чтобы как-нибудь добыть  работу,  и  старики  и
старухи вынуждены уходить в богадельню, потому что в жалких лачугах, ко-
торые они, плача, покидают, их уже не могут прокормить.  "Неужели  везде
на земле одинаково?" - спрашивала она себя, вспоминая рассказы Мерседес.
Да, видно, мир так устроен! Разве Мерседес не была свидетельницей  того,
как в далекой Индии десять тысяч семейств умирали от голода, в то  время
как брильянты, которые она носила, могли бы  их  всех  спасти?  Да,  для
глупцов - богадельня и чаны с рассолом,  а  для  умных  -  автомобили  и
брильянты.
   Она принадлежит к "глупцам". Так оно и есть. По всему  видно.  Однако
Саксон не хотела с этим соглашаться. Она - не глупая. И мать и ее  пред-
ки-пионеры отнюдь не были глупыми. А все-таки выходило,  что  так.  Ведь
вот она сидит тут, дома есть нечего, любимый муж огрубел, озверел и  то-
мится в тюрьме, а из ее объятий, из ее сердца  вырван  ребенок,  который
мог бы лежать там, если бы глупцы, сражаясь из-за работы, не  превратили
ее палисадника в поле боя.
   И вот она сидела, терзаясь этими вопросами. Позади тусклым пятном ма-
ячил  Окленд;  впереди,  по  ту  сторону  бухты,  тусклым  пятном  лежал
Сан-Франциско. А между тем солнце было доброе, и ветер был добр, и  чист
соленый свежий воздух, овевавший ей лицо, и добрым было голубое  небо  с
белыми облачками. Природа дышала правдой, красотой и  лаской.  И  только
мир человека нес в себе ложь, безумие и жестокость.
   Но почему же глупцы - глупы? Что это - закон, данный богом?  Нет,  не
может быть - бог создал ветер, воздух, солнце. Человеческий  мир  создан
человеком. И какой же он никудышный. Однако она очень хорошо помнит,  ее
учили этому в сиротском приюте, что бог создал все. Ее мать тоже  верила
в это, верила в такого бога. Другим мир и не мог быть. Это было  предре-
шено.
   Некоторое время Саксон сидела подавленная и беспомощная. Но  вдруг  в
ней проснулся мятежный дух. Тщетно вопрошала она, почему господь  бог  к
ней так несправедлив. Что она совершила, чтобы заслужить  такую  участь?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.