Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сячами подплывали к берегу; и когда их выбрасывало на скалы,  она  легко
могла их достать. Но все - хотя она терпеливо пересмотрела несколько де-
сятков - не годились для еды: на каждой был длинный надрез, из  которого
сочилась соленая вода. Она не могла понять,  зачем  понадобилось  делать
эти надрезы, и спросила старуху португалку, собиравшую выброшенные морем
щепки.
   - Это делают люди, у которых слишком много всего, - пояснила старуха,
выпрямляя одеревеневшую от работы спину с таким усилием, что Саксон  ка-
залось, она слышит, как трещат ее кости.  Черные  глаза  старухи  гневно
сверкнули, и горькая улыбка растянула  морщинистые  губы  над  беззубыми
деснами. - Да, люди, у которых всего хоть завались. Они делают это, что-
бы цены стояли высокие. Эти дыни, наверно, выкинуты в  воду  с  судов  в
Сан-Франциско.
   - Но почему же их не раздадут беднякам? - спросила Саксон.
   - Чтобы не упали цены.
   - Да ведь бедняки все равно их покупать не могут, - возразила Саксон.
- При чем же тут цена?
   Старуха пожала плечами:
   - Не знаю. Почему-то так делается. Они взрезают  каждую  дыню,  чтобы
бедняки не могли их вылавливать и есть. То же самое они делают и с ябло-
ками и с апельсинами. А рыбаки!.. Теперь всем у  них  заправляет  трест.
Когда улов слишком велик, трест вываливает рыбу с Рыбацкой пристани пря-
мо в море, лодку за лодкой, полные доверху чудной рыбой. И эта рыба про-
падает даром и никому не достается,  хотя  она  уже  мертвая  и  годится
только для еды. А рыба - вещь очень вкусная.
   И опять Саксон не понимала, что это за мир, где происходят такие  де-
ла, где у одних столько еды, что они ее выбрасывают, да  еще  платят  за
то, чтобы ее портили; а в то же время так много,  так  бесконечно  много
голодных, и дети мрут оттого, что пьют молоко истощенных матерей, и муж-
чины убивают друг друга, чтобы как-нибудь добыть  работу,  и  старики  и
старухи вынуждены уходить в богадельню, потому что в жалких лачугах, ко-
торые они, плача, покидают, их уже не могут прокормить.  "Неужели  везде
на земле одинаково?" - спрашивала она себя, вспоминая рассказы Мерседес.
Да, видно, мир так устроен! Разве Мерседес не была свидетельницей  того,
как в далекой Индии десять тысяч семейств умирали от голода, в то  время
как брильянты, которые она носила, могли бы  их  всех  спасти?  Да,  для
глупцов - богадельня и чаны с рассолом,  а  для  умных  -  автомобили  и
брильянты.
   Она принадлежит к "глупцам". Так оно и есть. По всему  видно.  Однако
Саксон не хотела с этим соглашаться. Она - не глупая. И мать и ее  пред-
ки-пионеры отнюдь не были глупыми. А все-таки выходило,  что  так.  Ведь
вот она сидит тут, дома есть нечего, любимый муж огрубел, озверел и  то-
мится в тюрьме, а из ее объятий, из ее сердца  вырван  ребенок,  который
мог бы лежать там, если бы глупцы, сражаясь из-за работы, не  превратили
ее палисадника в поле боя.
   И вот она сидела, терзаясь этими вопросами. Позади тусклым пятном ма-
ячил  Окленд;  впереди,  по  ту  сторону  бухты,  тусклым  пятном  лежал
Сан-Франциско. А между тем солнце было доброе, и ветер был добр, и  чист
соленый свежий воздух, овевавший ей лицо, и добрым было голубое  небо  с
белыми облачками. Природа дышала правдой, красотой и  лаской.  И  только
мир человека нес в себе ложь, безумие и жестокость.
   Но почему же глупцы - глупы? Что это - закон, данный богом?  Нет,  не
может быть - бог создал ветер, воздух, солнце. Человеческий  мир  создан
человеком. И какой же он никудышный. Однако она очень хорошо помнит,  ее
учили этому в сиротском приюте, что бог создал все. Ее мать тоже  верила
в это, верила в такого бога. Другим мир и не мог быть. Это было  предре-
шено.
   Некоторое время Саксон сидела подавленная и беспомощная. Но  вдруг  в
ней проснулся мятежный дух. Тщетно вопрошала она, почему господь  бог  к
ней так несправедлив. Что она совершила, чтобы заслужить  такую  участь?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.