Случайный афоризм
Поэты - единственные настоящие любовники женщин. Марина Цветаева
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

опять сильно выпил. Он злобно посмотрел на Гармона и, не  поздоровавшись
ни с ним, ни с женой, привалился плечом к стене.
   Гармон почувствовал создавшуюся неловкость, но сделал вид, будто  ни-
чего не замечает.
   - Я только что рассказывал вашей жене... - начал он.
   Но Билл тотчас с бешенством прервал его:
   - А мне наплевать, что вы ей рассказывали! Но я хочу кое-что  сказать
вам, мистер! Моей жене приходится убирать вашу постель,  и  это  мне  не
нравится.
   - Билли! - воскликнула Саксон, побагровев от гнева, обиды и стыда.
   Билл сделал вид, что не слышит.
   Гармон пробормотал:
   - Я не понимаю...
   - Ну, мне просто не нравится твоя рожа! - крикнул Билл. - Одним  сло-
вом, проваливай, я тебя не держу!
   Вон! Чтобы духу твоего здесь не было! Понял?
   - Не знаю, что это на него нашло, - задыхаясь, шепнула Саксон кочега-
ру. - Он не в себе. Господи, как мне стыдно, как стыдно!
   Билл повернулся к ней:
   - А ты заткни глотку и не суйся не в свое дело!
   - Но, Билли, подумай только, что ты говоришь! - пыталась она его уре-
зонить.
   - Убирайтесь, говорю вам! А ты пошла в свою комнату.
   - Послушайте, - вмешался, наконец, Гармон, - разве  так  с  человеком
разговаривают?
   - Я и то вас слишком долго терпел! - огрызнулся Билл.
   - Платил я, кажется, исправно. Верно?
   - А мне давно следовало пробить тебе башку, да и теперь еще не  позд-
но.
   - Билли, если ты позволишь себе... - начала Саксон.
   - А ты все еще тут? Сейчас же уходи в другую комнату, не то я застав-
лю тебя...
   Он схватил ее за локоть. Она уперлась. Но это продолжалось мгновенье:
его пальцы так больно стиснули ее мышцы, что она поняла, как  бесполезно
противиться такой силе. В гостиной она упала в кресло, рыдая и прислуши-
ваясь к тому, что происходит в кухне.
   - Во всяком случае я доживу до конца недели, - заявил  кочегар,  -  Я
заплатил вперед.
   - Берегись, если хочешь остаться цел... ты и твое  барахло!  -  Голос
Билла дрожал от ярости, хотя он говорил очень медленно, почти  нараспев.
- Мое терпение может каждую минуту лопнуть...
   - Да я знаю, вы известный скандалист... - начал опять кочегар.
   Но тут раздался звук - несомненно, звук удара, затем  звон  разбитого
стекла, шум свалки на крыльце и глухой стук  тела,  катящегося  по  сту-
пенькам. Саксон слышала, как Билл вернулся в кухню, повозился там и  на-
чал заметать битое стекло у кухонной двери. Потом он вымылся под краном,
посвистывая, вытер лицо и руки полотенцем и вошел к ней в  комнату.  Она
даже на него не взглянула; ей было слишком тяжело и больно. Он постоял в
нерешительности, словно что-то обдумывал.
   - Пойду в город, - сказал он, наконец. - Там митинг нашего союза. Ес-
ли я не вернусь, значит, этот негодяй подал на меня жалобу.
   Он открыл дверь в прихожую и остановился. Она знала, что  он  смотрит
на нее. Потом дверь закрылась, и она слышала, как он спустился  по  сту-
пенькам.
   Саксон была ошеломлена. Она ни о чем не думала, ничего  не  понимала.
Все случившееся казалось ей невероятным, невозможным. Оцепенев, с закры-
тыми глазами, лежала она в кресле, голова ее была пуста; нестерпимо  уг-
нетала и томила уверенность, что теперь всему, всему конец.
   Ее привели в себя голоса детей, игравших на улице. Уже совсем стемне-
ло. Она ощупью нашла лампу и зажгла ее. В кухне она долго смотрела оста-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.