Случайный афоризм
Когда пишешь, все, что знаешь, забывается... Мирче Элиаде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

встали, я непременно упал бы, но я вошел в клинч и держусь за  противни-
ка. "Ну, конец тебе, говорю, я сейчас тебя прикончу!"
   Однако я не мог его прикончить... но я, конечно, не сдаюсь.  Как  раз
когда судьи разнимали нас, мне удалось нанести ему такой удар  в  живот,
что он одурел... и тут он стал осторожнее, даже слишком.  Он  воображал,
что у меня сил осталось больше, чем их было на самом деле, и боялся вой-
ти со мною в клинч. Так что, как видишь, я все-таки его обманул!.. И  он
не мог меня прикончить, никак не мог...
   А в двадцатом раунде мы стояли посреди ринга и обменивались ударами с
одинаковыми шансами. При моем состоянии я все же очень хорошо держал се-
бя в руках... но ему присудили приз, и это совершенно  справедливо...  А
все-таки я провел его... Он меня не прикончил... И я провел этих  болва-
нов, которые держали пари, что он со мной мигом справится...
   Наконец, уже на рассвете Билл заснул. Он охал и стонал, его лицо  по-
дергивалось от боли, он метался и никак не мог лечь удобно.
   "Так вот что такое быть боксером", - думала Саксон. Это было  гораздо
хуже, чем она себе представляла. Ей и в голову не  приходило,  что  бок-
серскими перчатками можно так изувечить человека. Нет,  нет,  он  больше
никогда не будет выступать. Уж пусть уличные свалки  -  все-таки  лучше!
Она размышляла о том, насколько серьезны полученные им повреждения, ког-
да он что-то забормотал и открыл глаза.
   - Чего ты хочешь? - спросила она и  только  потом  заметила,  что  он
смотрит перед собой отсутствующим взглядом и бредит.
   - Саксон!.. Саксон!.. - звал он ее.
   - Я здесь. Билли. Что такое?
   Его рука потянулась к тому месту на кровати, где обычно лежала она.
   Опять он стал звать ее, и она закричала ему на ухо,  что  она  здесь.
Тогда он облегченно вздохнул и пробормотал:
   - Я не мог отказаться... Ведь нам нужны были деньги...
   Его глаза снова закрылись, сон стал как будто более глубоким, хотя он
все еще продолжал бормотать. Она слышала, что бывает сотрясение мозга, и
очень испугалась. Потом вспомнила, что Мэрфи прикладывал ему лед  к  за-
тылку.
   Саксон накинула платок и побежала в ближайший бар  "Приют  плотников"
на Седьмой. Хозяин только что открыл свое заведение и подметал  пол.  Он
дал ей столько льда из холодильника, сколько она могла захватить  с  со-
бой, расколов его на куски, чтобы ей удобнее было нести. Вернувшись  до-
мой, она приложила лед к затылку Билла, к ногам поставила горячие  утюги
и стала смачивать голову настоем квасцов, предварительно остудив его  на
льду.
   В комнате были завешены окна, и Билл проспал почти до  вечера;  прос-
нувшись, он, к ужасу Саксон, вдруг заявил, что должен встать и выйти.
   - Я хочу показаться им, - пояснил он. - Я не желаю, чтобы  надо  мной
смеялись.
   Одолев при помощи Саксон мучительный процесс одевания,  он  с  трудом
встал и вышел из дома: он хотел всем показать, что не так уж сильно  из-
бит и не слег в постель.
   Это была тоже своего рода гордость, хотя и непохожая на  женскую.  Но
Саксон не знала, которая из них заслуживает большего уважения.
 
 
   ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
 
   Опухоль на лице Билла опала, и ссадины зажили удивительно скоро  -  в
ближайшие же дни. Столь быстрое заживление  говорило  об  исключительной
силе и крепости его организма. Остались только синяки под глазами, - они
держались около двух недель и особенно подозрительно выделялись  на  его
белом лице. А за эти две недели произошло немало важных событий.
   Суд над Отто Фрэнком тянулся недолго. Присяжные,  состоявшие  преиму-
щественно из купцов и промышленников, признали, конечно, его виновным  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.