Случайный афоризм
Сочинение стихов - это не работа, а состояние. Роберт Музиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

встали, я непременно упал бы, но я вошел в клинч и держусь за  противни-
ка. "Ну, конец тебе, говорю, я сейчас тебя прикончу!"
   Однако я не мог его прикончить... но я, конечно, не сдаюсь.  Как  раз
когда судьи разнимали нас, мне удалось нанести ему такой удар  в  живот,
что он одурел... и тут он стал осторожнее, даже слишком.  Он  воображал,
что у меня сил осталось больше, чем их было на самом деле, и боялся вой-
ти со мною в клинч. Так что, как видишь, я все-таки его обманул!.. И  он
не мог меня прикончить, никак не мог...
   А в двадцатом раунде мы стояли посреди ринга и обменивались ударами с
одинаковыми шансами. При моем состоянии я все же очень хорошо держал се-
бя в руках... но ему присудили приз, и это совершенно  справедливо...  А
все-таки я провел его... Он меня не прикончил... И я провел этих  болва-
нов, которые держали пари, что он со мной мигом справится...
   Наконец, уже на рассвете Билл заснул. Он охал и стонал, его лицо  по-
дергивалось от боли, он метался и никак не мог лечь удобно.
   "Так вот что такое быть боксером", - думала Саксон. Это было  гораздо
хуже, чем она себе представляла. Ей и в голову не  приходило,  что  бок-
серскими перчатками можно так изувечить человека. Нет,  нет,  он  больше
никогда не будет выступать. Уж пусть уличные свалки  -  все-таки  лучше!
Она размышляла о том, насколько серьезны полученные им повреждения, ког-
да он что-то забормотал и открыл глаза.
   - Чего ты хочешь? - спросила она и  только  потом  заметила,  что  он
смотрит перед собой отсутствующим взглядом и бредит.
   - Саксон!.. Саксон!.. - звал он ее.
   - Я здесь. Билли. Что такое?
   Его рука потянулась к тому месту на кровати, где обычно лежала она.
   Опять он стал звать ее, и она закричала ему на ухо,  что  она  здесь.
Тогда он облегченно вздохнул и пробормотал:
   - Я не мог отказаться... Ведь нам нужны были деньги...
   Его глаза снова закрылись, сон стал как будто более глубоким, хотя он
все еще продолжал бормотать. Она слышала, что бывает сотрясение мозга, и
очень испугалась. Потом вспомнила, что Мэрфи прикладывал ему лед  к  за-
тылку.
   Саксон накинула платок и побежала в ближайший бар  "Приют  плотников"
на Седьмой. Хозяин только что открыл свое заведение и подметал  пол.  Он
дал ей столько льда из холодильника, сколько она могла захватить  с  со-
бой, расколов его на куски, чтобы ей удобнее было нести. Вернувшись  до-
мой, она приложила лед к затылку Билла, к ногам поставила горячие  утюги
и стала смачивать голову настоем квасцов, предварительно остудив его  на
льду.
   В комнате были завешены окна, и Билл проспал почти до  вечера;  прос-
нувшись, он, к ужасу Саксон, вдруг заявил, что должен встать и выйти.
   - Я хочу показаться им, - пояснил он. - Я не желаю, чтобы  надо  мной
смеялись.
   Одолев при помощи Саксон мучительный процесс одевания,  он  с  трудом
встал и вышел из дома: он хотел всем показать, что не так уж сильно  из-
бит и не слег в постель.
   Это была тоже своего рода гордость, хотя и непохожая на  женскую.  Но
Саксон не знала, которая из них заслуживает большего уважения.
 
 
   ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
 
   Опухоль на лице Билла опала, и ссадины зажили удивительно скоро  -  в
ближайшие же дни. Столь быстрое заживление  говорило  об  исключительной
силе и крепости его организма. Остались только синяки под глазами, - они
держались около двух недель и особенно подозрительно выделялись  на  его
белом лице. А за эти две недели произошло немало важных событий.
   Суд над Отто Фрэнком тянулся недолго. Присяжные,  состоявшие  преиму-
щественно из купцов и промышленников, признали, конечно, его виновным  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.