Случайный афоризм
Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический. Уильям Эллери Чэннинг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Возьми их себе, спрячь. Все-таки лучше, чем ничего.
   Он не мог заснуть от боли, и Саксон сидела над ним долгие ночные  ча-
сы, сменяя компрессы на ушибах и бережно смазывая ссадины настоем  квас-
цов и кольдкремом. Его бормотанье прерывалось тяжелыми стонами, - он пе-
реживал снова все перипетии боя, искал облегчения  в  рассказе  о  своих
невзгодах, сетовал на потерю денег, вскрикивал от оскорбленной гордости.
От нее он страдал больше, чем от физической боли.
   - И все-таки он не мог меня прикончить! Временами я так  слабел,  что
уже рук поднять не мог, и он бил меня почем зря. Публика с ума  сходила:
она видела, какой я живучий. Иногда я только пошатывался под его  удара-
ми, - ведь и он порядком выдохся, ему здорово досталось от меня в первых
раундах. Несколько раз он меня швырял. Все было как сон...  К  концу  он
уже стал у меня в глазах троиться, и я не знал, которого бить, от  кото-
рого увертываться...
   А все-таки я провел и его и публику. Когда я уже ничего не видел и не
слышал, и мои колени дрожали, и в голове все вертелось, как карусель,  -
я не выпускал его из клинча... Судьи,  наверное,  устали  нас  растаски-
вать...
   Но как он меня лупил! Как лупил! Саксон, ты... где ты?! А... здесь...
Да, я думал, что все это мне снится. Пусть это будет тебе уроком. Я  на-
рушил свое обещание не выступать - и вот что вышло. Не вздумай и ты сде-
лать тоже самое - не начни продавать свое шитье...
   А все-таки я их провел всех! Вначале на нас ставили одинаково. С шес-
того раунда ставки на него удвоились. Собственно, все было  ясно  уже  с
первой минуты, только слепой мог этого не заметить... Но ему очень долго
не удавалось меня прикончить. На десятом раунде стали  спорить:  продер-
жусь ли я этот раунд; на одиннадцатом - продержусь ли до пятнадцатого...
А я выдержал все двадцать...
   В течение четырех раундов я был как во сне...  а  на  ногах  все-таки
держусь и отражаю его удары, а уж если упаду  -  стараюсь  досчитать  до
восьми и потом встаю; опять наступаю, отступаю, наступаю...
   Я не помню, что я делал, но, должно быть, именно так и было.  С  три-
надцатого, когда он швырнул меня на ковер вверх тормашками, по восемнад-
цатый я вообще ничего не сознавал...
   ...Так о чем же я рассказывал?.. Я открыл глаза, вернее - один  глаз:
один глаз у меня только и открывался, - и вижу, лежу я в моем углу, меня
обмахивают полотенцами, дают нюхать нашатырь. Билли Мэрфи держит у  меня
лед на затылке. А на другом конце ринга стоит "Гроза Чикаго". И  я  даже
не мог сразу вспомнить, что дрался именно с ним, - точно я где-то был  и
только что вернулся. "Который сейчас раунд?" - спрашиваю Билла.  "Восем-
надцатый", - говорит. "Вот черт, - говорю я, - а куда  же  девались  ос-
тальные? Последний был, по-моему, тринадцатый". - "Ты прямо какое-то чу-
до, - говорит Мэрфи. - Четыре раунда ты был без сознания,  только  никто
этого, кроме меня, не заметил. Я все время уговаривал тебя  кончать".  В
это время звонит гонг, и я видку, что "Гроза Чикаго) ко мне  приближает-
ся. "Кончай!" - говорит мне Билл; и я вижу, что он уже  собирается  бро-
сить полотенце. "Ни за что!" - говорю я. "Оставь,  Билл!"  Он  продолжал
меня убеждать. В это время "Гроза Чикаго" подошел к моему углу.  Вижу  -
стоит, опустив руки, и смотрит на меня. Судьи тоже  смотрят.  А  публика
замерла; слышно, как муха пролетит. Голова моя прояснилась, но не очень.
"Ты все равно не выиграешь", - говорит мне Билл. "А  вот  посмотрим",  -
говорю я и неожиданно бросаюсь на противника, пользуясь тем, что он это-
го не ждал. Я так шатаюсь, что не могу стоять, а все-таки гоню его через
арену в его угол; но вдруг он поскользнулся и падает, и я падаю на него.
Публика прямо взбесилась...
   ...Что я хотел сказать? У меня все еще голова идет кругом,  и  в  ней
точно пчелиный рой гудит.
   - Ты рассказывал, как упал на него в его углу... - напомнила Саксон.
   - Да... Ну вот, как только мы встали на ноги, - я-то уж не стою, -  я
опять загнал его в мой угол и опять на него упал. Это было  счастье,  мы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.