Случайный афоризм
Поэт - человек, у которого никто ничего не может отнять и потому никто ничего не может дать. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Возьми их себе, спрячь. Все-таки лучше, чем ничего.
   Он не мог заснуть от боли, и Саксон сидела над ним долгие ночные  ча-
сы, сменяя компрессы на ушибах и бережно смазывая ссадины настоем  квас-
цов и кольдкремом. Его бормотанье прерывалось тяжелыми стонами, - он пе-
реживал снова все перипетии боя, искал облегчения  в  рассказе  о  своих
невзгодах, сетовал на потерю денег, вскрикивал от оскорбленной гордости.
От нее он страдал больше, чем от физической боли.
   - И все-таки он не мог меня прикончить! Временами я так  слабел,  что
уже рук поднять не мог, и он бил меня почем зря. Публика с ума  сходила:
она видела, какой я живучий. Иногда я только пошатывался под его  удара-
ми, - ведь и он порядком выдохся, ему здорово досталось от меня в первых
раундах. Несколько раз он меня швырял. Все было как сон...  К  концу  он
уже стал у меня в глазах троиться, и я не знал, которого бить, от  кото-
рого увертываться...
   А все-таки я провел и его и публику. Когда я уже ничего не видел и не
слышал, и мои колени дрожали, и в голове все вертелось, как карусель,  -
я не выпускал его из клинча... Судьи,  наверное,  устали  нас  растаски-
вать...
   Но как он меня лупил! Как лупил! Саксон, ты... где ты?! А... здесь...
Да, я думал, что все это мне снится. Пусть это будет тебе уроком. Я  на-
рушил свое обещание не выступать - и вот что вышло. Не вздумай и ты сде-
лать тоже самое - не начни продавать свое шитье...
   А все-таки я их провел всех! Вначале на нас ставили одинаково. С шес-
того раунда ставки на него удвоились. Собственно, все было  ясно  уже  с
первой минуты, только слепой мог этого не заметить... Но ему очень долго
не удавалось меня прикончить. На десятом раунде стали  спорить:  продер-
жусь ли я этот раунд; на одиннадцатом - продержусь ли до пятнадцатого...
А я выдержал все двадцать...
   В течение четырех раундов я был как во сне...  а  на  ногах  все-таки
держусь и отражаю его удары, а уж если упаду  -  стараюсь  досчитать  до
восьми и потом встаю; опять наступаю, отступаю, наступаю...
   Я не помню, что я делал, но, должно быть, именно так и было.  С  три-
надцатого, когда он швырнул меня на ковер вверх тормашками, по восемнад-
цатый я вообще ничего не сознавал...
   ...Так о чем же я рассказывал?.. Я открыл глаза, вернее - один  глаз:
один глаз у меня только и открывался, - и вижу, лежу я в моем углу, меня
обмахивают полотенцами, дают нюхать нашатырь. Билли Мэрфи держит у  меня
лед на затылке. А на другом конце ринга стоит "Гроза Чикаго". И  я  даже
не мог сразу вспомнить, что дрался именно с ним, - точно я где-то был  и
только что вернулся. "Который сейчас раунд?" - спрашиваю Билла.  "Восем-
надцатый", - говорит. "Вот черт, - говорю я, - а куда  же  девались  ос-
тальные? Последний был, по-моему, тринадцатый". - "Ты прямо какое-то чу-
до, - говорит Мэрфи. - Четыре раунда ты был без сознания,  только  никто
этого, кроме меня, не заметил. Я все время уговаривал тебя  кончать".  В
это время звонит гонг, и я видку, что "Гроза Чикаго) ко мне  приближает-
ся. "Кончай!" - говорит мне Билл; и я вижу, что он уже  собирается  бро-
сить полотенце. "Ни за что!" - говорю я. "Оставь,  Билл!"  Он  продолжал
меня убеждать. В это время "Гроза Чикаго" подошел к моему углу.  Вижу  -
стоит, опустив руки, и смотрит на меня. Судьи тоже  смотрят.  А  публика
замерла; слышно, как муха пролетит. Голова моя прояснилась, но не очень.
"Ты все равно не выиграешь", - говорит мне Билл. "А  вот  посмотрим",  -
говорю я и неожиданно бросаюсь на противника, пользуясь тем, что он это-
го не ждал. Я так шатаюсь, что не могу стоять, а все-таки гоню его через
арену в его угол; но вдруг он поскользнулся и падает, и я падаю на него.
Публика прямо взбесилась...
   ...Что я хотел сказать? У меня все еще голова идет кругом,  и  в  ней
точно пчелиный рой гудит.
   - Ты рассказывал, как упал на него в его углу... - напомнила Саксон.
   - Да... Ну вот, как только мы встали на ноги, - я-то уж не стою, -  я
опять загнал его в мой угол и опять на него упал. Это было  счастье,  мы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.