Случайный афоризм
Писатель: человек, который что-то делает, даже когда ничего не делает. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

можность помериться со мной силами.
   - Так помните, это дело решенное.
   Бланшар кивнул, весело улыбнулся им обоим, поклонился Саксон и сел  в
машину.
 
 
   ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
 
   С этого дня жизнь казалась Саксон уже вовсе лишенной порядка и  смыс-
ла. Хуже того - она стала нелепой,  кошмарной.  Каждое  мгновение  могло
принести с собой все что угодно. В этой анархии событий не  было  ничего
устойчивого и надежного, и ей чудилось, что она  несется  навстречу  ка-
кой-то катастрофе. Если бы на Билла можно было положиться, она не стала,
бы унывать. С ним она бы все вынесла легко и бесстрашно. Но общее  безу-
мие захватило и его и умчало далеко. Совершившиеся в нем  перемены  были
настолько глубоки, что он казался чужим в собственном доме. Он и был чу-
жим. И глаза его стали чужими: глаза человека, у которого на уме  только
насилие и ненависть, который всюду видит одно дурное и служит злу, царя-
щему везде и во всем. Этот человек уже не считал, что Берт не прав, но и
сам бормотал что-то о динамите, саботаже и революции.
   Саксон всеми силами старалась сохранить ту бодрость и свежесть души и
тела, которыми Билл когда-то так восхищался.
   Один только раз она не выдержала. Он был в этот день особенно  мрачно
настроен и вывел ее из себя какой-то уж слишком грубой и недостойной вы-
ходкой.
   - С кем ты говоришь? - вспылила она, обращаясь к нему.
   Он стоял перед ней пристыженный и молча смотрел на ее побледневшее от
гнева лицо.
   - Никогда не смей так со мной говорить. Билли, -  решительно  заявила
она.
   - Неужели нельзя уж и потерпеть, если человек не в духе? -  пробормо-
тал он виноватым и вместе обиженным тоном. - У меня столько  неприятнос-
тей, что можно рехнуться!
   Когда он ушел, Саксон упала на кровать и в глубоком отчаянии разрыда-
лась. Она, которая так умела смиряться в любви, была в сущности женщиной
гордой, ибо только сильному дается истинная  кротость  и  только  гордый
знает подлинное смирение. Но зачем ей  ее  храбрость  и  гордость,  если
единственный в мире человек, который ей близок, потерял и гордость и яс-
ность духа и взвалил на ее плечи тяжелейшую долю их общих невзгод?
   И так же, как ей пришлось пережить наедине с  собой  глубокую,  почти
физическую боль от утраты ребенка, несла она теперь одна свое личное го-
ре, может быть, еще более мучительное. И если даже она продолжала любить
Билла не меньше, чем прежде, то эта любовь уже не была ни гордой, ни ра-
достной, ни доверчивой. Она была проникнута жалостью - той жалостью, ко-
торая граничит со снисхождением. Ее верность готова была заколебаться, и
она с ужасом ощущала, как к ней в душу закрадывается презрение.
   Саксон призвала на помощь все свои силы, чтобы мужественно  встретить
случившееся. Наконец, она почувствовала, что может простить, и на  время
ей стало легче, пока в ее сознании вдруг не вспыхнула мысль, что в  под-
линной, высокой любви прощению места нет. И снова она начала плакать,  и
ее внутренняя борьба продолжалась. Одно казалось несомненным: этот  Билл
не тот человек, которого она любила. Это другой человек, он не в себе  и
столь же мало ответствен за свои поступки,  как  горячечный  больной  за
свой бред. Она просто должна стать его нянькой, его сиделкой, для  кото-
рой не существует ни гордости, ни всяких там презрении и прощений. К то-
му же он действительно несет на себе всю тяжесть борьбы, он в самой гуще
ее и совершенно обезумел от ударов, которые  получает  и  наносит.  Если
здесь и есть чья-то вина, то ее надо искать не в нем, а в тех непонятных
законах жизни, которые заставляют людей грызться друг с другом, как  со-
баки грызутся из-за кости.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.