Случайный афоризм
Величайшую славу народа составляют его писатели. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

его стали чертами мужчины. Рот, глаза, все лицо казалось огрубевшим, как
и его мысли.
   С Саксон он не был резок, но и ласковым бывал редко. Стена  отчужден-
ности между ними вырастала с каждым часом. Он относился теперь к жене  с
каким-то безучастием, словно она перестала для него  существовать;  хотя
она делила с ним все тяготы забастовки, в его мыслях она занимала  очень
мало места. Когда он бывал с ней мягок, в этом чувствовалось что-то  ав-
томатическое, и всякий раз, как он называл ее нежными именами и  ласкал,
ей казалось, что это делается по привычке. Непосредственность и  теплота
исчезли. В минуты протрезвления в нем еще вспыхивали проблески  прежнего
Билла, но эти проблески мелькали все реже. Он становился все более  оза-
боченным и угрюмым. Нужда и тяготы разраставшейся  экономической  борьбы
сделали из него другого человека. Особенно это было заметно ночью, когда
Билл под влиянием мучительных сновидений стонал и сжимал кулаки, скреже-
тал зубами: мышцы его тела напрягались, лицо  искажалось  бешенством,  с
губ срывались брань и проклятия. Саксон, лежа рядом с ним,  просто  боя-
лась этого чуждого ей человека и невольно вспоминала то, что Мери  расс-
казывала о Берте: он тоже сжимал во сне кулаки и скрежетал зубами, пере-
живая ночью те схватки, в которых участвовал днем.
   Однако Саксон прекрасно понимала, что не по своей воле Билл становит-
ся другим, неприятным ей человеком.  Не  будь  этой  беспощадной  борьбы
из-за куска хлеба, он остался бы прежним Биллом, тем самым, которого она
так беспредельно любила. Дремлющие в нем черты его характера так бы и не
получили развития. А теперь что-то новое пробуждалось в нем, словно жес-
токие, безобразные и преступные картины действительности породили в  его
душе свое отражение. И Саксон не без оснований боялась, что, если стачка
еще продлится, этот другой, страшный Билл разовьется и окрепнет.  Тогда,
- она ясно это видела, - наступит конец их любви. Такого Билла  она  лю-
бить не могла; такой Билл не мог по самой сущности своей ни  любить,  ни
вызывать любовь. Она теперь содрогалась при мысли  о  возможности  иметь
детей. Это было бы слишком страшно. В минуты этих печальных  размышлений
из ее души вырывался неизбежный, жалобный и вечный человеческий  вопрос:
отчего? отчего? отчего?
   У Билла тоже были свои вопросы, остававшиеся без ответа.
   - Отчего строительные рабочие до сих пор не  выступают?  -  спрашивал
он, негодуя на тот туман, который застилал перед ним жизнь  людей  и  их
поступки. - О'Брайен - противник стачек, а совет союза  пляшет  под  его
дудку. Но почему они его не прогонят и не решат  вопрос  самостоятельно?
Мы бы тогда получили поддержку по всей линии.  Но  нет,  О'Брайен  сидит
крепко, а сам по горло увяз в грязной политике и интригах, продажная ду-
ша! Черт бы побрал эту Федерацию труда!  Если  бы  все  железнодорожники
объединились, разве рабочие мастерских не победили бы? А теперь их стер-
ли в порошок!.. Господи! Я уже забыл вкус приличного табака  и  хорошего
кофе, забыл, что такое сытный обед! Вчера я  взвесился:  оказывается,  я
потерял за время стачки пятнадцать фунтов. Если так будет  продолжаться,
я сделаюсь боксером в среднем весе. Разве я для этого столько лет платил
взносы в союз? Я не могу заработать на обед, а моя жена  стелет  постели
чужим мужчинам. Просто зло берет! Вот рассержусь когда-нибудь  и  выкину
вон этого - жильца.
   - Но ведь он же ни в чем не виноват, Билл, - как-то раз запротестова-
ла Саксон.
   - А я разве говорю, что виноват? - грубо огрызнулся Билл.  -  Неужели
уж нельзя и поворчать, если хочется? Он меня раздражает. Какой  толк  от
рабочих организаций, когда все действуют врозь? Я бы,  кажется,  на  все
это плюнул и перешел на сторону предпринимателя. Да только не хочу, черт
бы их побрал! Если они воображают, что нас можно  поставить  на  колени,
пусть попробуют! Мне надоело все на свете. Все бессмысленно. К чему под-
держивать союз, раз он даже не может выиграть  забастовки?  Какой  смысл
проламывать головы штрейкбрехерам, если они лезут отовсюду, точно клопы?
Куда ни повернешься, везде какой-то сумасшедший дом; да и я сам,  кажет-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.