Случайный афоризм
Писатель - тот же священнослужитель. Томас Карлейль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

его стали чертами мужчины. Рот, глаза, все лицо казалось огрубевшим, как
и его мысли.
   С Саксон он не был резок, но и ласковым бывал редко. Стена  отчужден-
ности между ними вырастала с каждым часом. Он относился теперь к жене  с
каким-то безучастием, словно она перестала для него  существовать;  хотя
она делила с ним все тяготы забастовки, в его мыслях она занимала  очень
мало места. Когда он бывал с ней мягок, в этом чувствовалось что-то  ав-
томатическое, и всякий раз, как он называл ее нежными именами и  ласкал,
ей казалось, что это делается по привычке. Непосредственность и  теплота
исчезли. В минуты протрезвления в нем еще вспыхивали проблески  прежнего
Билла, но эти проблески мелькали все реже. Он становился все более  оза-
боченным и угрюмым. Нужда и тяготы разраставшейся  экономической  борьбы
сделали из него другого человека. Особенно это было заметно ночью, когда
Билл под влиянием мучительных сновидений стонал и сжимал кулаки, скреже-
тал зубами: мышцы его тела напрягались, лицо  искажалось  бешенством,  с
губ срывались брань и проклятия. Саксон, лежа рядом с ним,  просто  боя-
лась этого чуждого ей человека и невольно вспоминала то, что Мери  расс-
казывала о Берте: он тоже сжимал во сне кулаки и скрежетал зубами, пере-
живая ночью те схватки, в которых участвовал днем.
   Однако Саксон прекрасно понимала, что не по своей воле Билл становит-
ся другим, неприятным ей человеком.  Не  будь  этой  беспощадной  борьбы
из-за куска хлеба, он остался бы прежним Биллом, тем самым, которого она
так беспредельно любила. Дремлющие в нем черты его характера так бы и не
получили развития. А теперь что-то новое пробуждалось в нем, словно жес-
токие, безобразные и преступные картины действительности породили в  его
душе свое отражение. И Саксон не без оснований боялась, что, если стачка
еще продлится, этот другой, страшный Билл разовьется и окрепнет.  Тогда,
- она ясно это видела, - наступит конец их любви. Такого Билла  она  лю-
бить не могла; такой Билл не мог по самой сущности своей ни  любить,  ни
вызывать любовь. Она теперь содрогалась при мысли  о  возможности  иметь
детей. Это было бы слишком страшно. В минуты этих печальных  размышлений
из ее души вырывался неизбежный, жалобный и вечный человеческий  вопрос:
отчего? отчего? отчего?
   У Билла тоже были свои вопросы, остававшиеся без ответа.
   - Отчего строительные рабочие до сих пор не  выступают?  -  спрашивал
он, негодуя на тот туман, который застилал перед ним жизнь  людей  и  их
поступки. - О'Брайен - противник стачек, а совет союза  пляшет  под  его
дудку. Но почему они его не прогонят и не решат  вопрос  самостоятельно?
Мы бы тогда получили поддержку по всей линии.  Но  нет,  О'Брайен  сидит
крепко, а сам по горло увяз в грязной политике и интригах, продажная ду-
ша! Черт бы побрал эту Федерацию труда!  Если  бы  все  железнодорожники
объединились, разве рабочие мастерских не победили бы? А теперь их стер-
ли в порошок!.. Господи! Я уже забыл вкус приличного табака  и  хорошего
кофе, забыл, что такое сытный обед! Вчера я  взвесился:  оказывается,  я
потерял за время стачки пятнадцать фунтов. Если так будет  продолжаться,
я сделаюсь боксером в среднем весе. Разве я для этого столько лет платил
взносы в союз? Я не могу заработать на обед, а моя жена  стелет  постели
чужим мужчинам. Просто зло берет! Вот рассержусь когда-нибудь  и  выкину
вон этого - жильца.
   - Но ведь он же ни в чем не виноват, Билл, - как-то раз запротестова-
ла Саксон.
   - А я разве говорю, что виноват? - грубо огрызнулся Билл.  -  Неужели
уж нельзя и поворчать, если хочется? Он меня раздражает. Какой  толк  от
рабочих организаций, когда все действуют врозь? Я бы,  кажется,  на  все
это плюнул и перешел на сторону предпринимателя. Да только не хочу, черт
бы их побрал! Если они воображают, что нас можно  поставить  на  колени,
пусть попробуют! Мне надоело все на свете. Все бессмысленно. К чему под-
держивать союз, раз он даже не может выиграть  забастовки?  Какой  смысл
проламывать головы штрейкбрехерам, если они лезут отовсюду, точно клопы?
Куда ни повернешься, везде какой-то сумасшедший дом; да и я сам,  кажет-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.