Случайный афоризм
Поэт - властитель вдохновенья. Он должен им повелевать. Иоганн Вольфганг Гёте
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Конечно!
   - Теперь очень многие живут в деревне.
   - А я замечаю, что очень многие лезут в город на наши места, -  отве-
чал он.
 
 
   ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
 
   Билл нанялся к подрядчикам, строившим большой мост в Найлсе, и в жиз-
ни молодой пары настал некоторый просвет. Прежде чем взять это место, он
предварительно убедился, что все рабочие - члены союза. Но через два дня
бетонщики побросали свои инструменты. Подрядчики, видимо ожидавшие  это-
го, тотчас же взяли на их место итальянцев, не членов союза. Тогда  ушли
и плотники, каркасники, возчики. Биллу, у которого  не  было  ни  гроша,
пришлось идти пешком. И он только к вечеру добрался домой.
   - Не мог же я стать штрейкбрехером, - закончил он свой рассказ.
   - Нет, конечно не мог, - согласилась Саксон.
   Но в душе она недоумевала: почему, если человек хочет работать и  ра-
бота есть, он должен ее бросать, как только ему прикажет союз? И для че-
го существуют союзы? А если уже без союзов нельзя, то почему не все  ра-
бочие в них входят? Тогда не было бы штрейкбрехеров и Билл мог бы  рабо-
тать каждый день. Раздумывала она также и о том, где ей взять мешок  му-
ки, - они уже давно отказались  от  роскоши  покупать  печеный  хлеб.  И
столько хозяек по соседству поступали так же, что  валлиец-булочник  вы-
нужден был прикрыть лавочку и уехать, прихватив с собой жену и двух  ма-
леньких дочек. Куда Саксон ни обращала взгляд, она всюду видела разруши-
тельные следы промышленного конфликта.
   Как-то раз, после полудня, к ним зашел незнакомый человек, а  вечером
Билл принес очень странную новость: ему, как он рассказал Саксон,  пред-
ложили работу; стоило дать согласие, и он мог вернуться к прежнему хозя-
ину старшим по конюшне, на сто долларов в месяц.
   Возможность получить такую сумму подействовала на Саксон  почти  оше-
ломляюще. Они сидели за ужином, состоявшим из вареной картошки, разогре-
тых бобов и маленькой сырой луковицы. У них не было ни хлеба,  ни  кофе,
ни масла. Луковицу Билл вытащил из кармана, - он нашел ее  на  улице.  А
тут вдруг - сто долларов в месяц! Она облизнула сухие губы, но  постара-
лась быть спокойной.
   - Почему они тебе это предложили? - спросила она.
   - Очень просто. Причин немало. Во-первых, парень, которому хозяин до-
верил проезжать Принца и Короля, оказался ослом: Король захромал. А  по-
том они,  вероятно,  догадываются,  что  я  вывел  из  строя  немало  их
штрейкбрехеров. У них служил старшим по конюшне некий Маклин (я был  еще
совсем мальчишкой, когда он к ним поступил). А теперь он болен, и им ну-
жен кто-нибудь на его место. Кроме того, я долго работал у них, а  глав-
ное - я именно тот человек, какой там необходим. Они знают, что я в этом
деле собаку съел. Единственное, на что я способен, кроме мордобоя.
   - Подумай только, - сказала Саксон, и сердце у нее  забилось.  -  Сто
долларов в месяц! Сто долларов!
   - И предать товарищей... - подсказал он.
   Это был не вопрос, но и не утверждение. Саксон предоставлялось понять
его ответ как угодно. Они взглянули друг на друга. Она ждала,  чтобы  он
заговорил. Он же продолжал молча смотреть на нее. И вдруг она почувство-
вала, что наступила одна из самых критических минут в ее жизни, и собра-
ла все свои силы, чтобы встретить ее с возможным самообладанием. Она по-
нимала, что Билл не протянет ей руку помощи; как бы он  ни  относился  к
этому делу, он сидел перед ней с равнодушным видом. Он скрыл от нее свои
мысли. Его глаза не говорили ничего. Он просто смотрел и ждал.
   - Нет, ты... ты не можешь вернуться туда. Билли, -  проговорила  она,
наконец. - Ты не можешь предать товарищей.
   Он порывисто протянул ей руку, его лицо мгновенно озарилось радостью.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.