Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ветствиями и шутками. Берт настойчиво и даже грубо подчеркивал свое пра-
во на Мери, ловил и сжимал ее руку, клал на нее свою и даже, завладев ее
двумя кольцами, долго не хотел отдавать их. Время от времени он  обнимал
ее за талию, и Мери то порывисто отталкивала его, то с притворной рассе-
янностью, которая никого, однако, не могла обмануть, делала вид, что  не
замечает его маневра.
   Саксон, говорившая мало, но очень внимательно изучавшая своего  спут-
ника, с удовлетворением решила, что Билл стал бы, наверное,  делать  все
это совсем иначе - если бы вообще стал вести себя так. Во всяком  случае
он никогда бы не облапил девушку, как это позволяет себе Берт, да и мно-
гие другие парни. Она невольно остановила взгляд на могучих плечах свое-
го кавалера.
   - Почему вас зовут "Большой Билл"? - спросила она. - Вы ведь не такой
уж высокий.
   - Пожалуй, - согласился он. - Во мне росту только пять футов восемь и
три четверти дюйма. Должно быть, из-за моего веса.
   - На ринге его вес считается за сто восемьдесят  фунтов,  -  вмешался
Берт.
   - Ну, хватит, - резко прервал приятеля Билл, и его глаза потемнели. -
Я вовсе не боксер. Вот уже полгода, как я не выступаю. Надоело. Игра  не
стоит свеч.
   - Однако за тот вечер, когда ты сокрушил Слэшера из Фриско, ты  полу-
чил двести долларов, - с гордостью заявил Берт.
   - Сказал - хватит! Замолчи! Знаете, Саксон, ведь и вы  не  бог  весть
какая громадная, а? Как раз в точку: кругленькая и стройная. Держу пари,
что я отгадаю ваш вес.
   - Вряд ли. Многие старались, да ничего не вышло, -  ответила  Саксон;
она не знала - радоваться, что он бросил бокс, или жалеть об этом.
   - Только не я, - отвечал он, - я на этом собаку съел. Вот погодите, -
Билл окинул ее критическим взглядом, и было ясно, что он не просто  оце-
нивает ее сложение, но и восхищается ею. - Подождите минутку!
   Он перегнулся к ней и пощупал ее бицепс. Девушка  почувствовала,  что
рука, сжавшая ее мышцы, - крепкая и честная рука. И  она  вздрогнула.  В
этом полумужчинеполумальчике было что-то обаятельное и влекущее. Если бы
ей так сжал руку Берт или другой парень, она бы только рассердилась.  Но
Билл!.. "Может быть, он и есть тот самый?" - спрашивала она себя. Но тут
он прервал ее мысли, высказав свое заключение:
   - Ваша одежда весит не больше семи фунтов, а отнять  семь  от...  ну,
скажем, от ста двадцати трех, - словом, ваш вес сто  шестнадцать  фунтов
без одежды.
   Мери воскликнула с упреком:
   - Слушайте, Билл Роберте! О таких вещах не говорят, это не прилично.
   Он посмотрел на нее с возрастающим недоумением.
   - О каких вещах? - спросил он, наконец.
   - Ну вот опять! Бессовестный! Посмотрите, вы заставили Саксон покрас-
неть.
   - Вовсе нет! - возразила Саксон с негодованием.
   - А если вы. Мери, будете продолжать в том же духе, - проворчал Билл,
- я, пожалуй, покраснею. Мне кажется, я знаю, что хорошо  и  что  дурно!
Дело не в том, какие слова мужчина говорит, а что он при этом думает.  А
я не думаю ни о чем дурном, и Саксон это знает. Ни у нее, ни у меня и  в
мыслях нет того, о чем думаете вы.
   - Ой-ой! - воскликнула Мери. - Час от часу не легче! Я никогда не ду-
маю о гадостях.
   - Стой, Мери! Замолчи! - решительно остановил ее Берт. - Зачем  гово-
рить зря? Билл себе никогда подобных вещей не позволит.
   - Тогда не надо так грубо выражаться, - настаивала она.
   - Ну ладно. Мери, перестаньте, не сердитесь, и довольно  об  этом,  -
отрезал Билл и повернулся к Саксон. - Ну что, угадал?
   - Сто двадцать два, - отвечала она, задумчиво глядя на  Мери.  -  Сто

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.