Случайный афоризм
Настоящее наследие писателя - это его секреты, его мучительные и невысказанные провалы; закваска стыда - вот залог его творческой силы. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

госпожи Тетралани мешает мне насладиться оркестром. Ценители  музыки  во
всем мире, может быть, и правы. Но я сам по себе и  не  желаю  подчинять
свой вкус единодушному мнению всех на свете ценителей. Если  мне  что-то
не нравится, значит, не нравится, и все тут; так с какой стати,  спраши-
вается, я стану делать вид, будто мне это нравится, только  потому,  что
большинству моих соплеменников это нравится или они воображают, что нра-
вится. Не могу я что-то любить или не любить по велению моды.
   - Но, видишь ли, музыка требует подготовки, - не соглашалась Руфь,  -
а опера тем более. И может быть...
   - Может быть, я не подготовлен к тому, чтобы слушать оперу? - перебил
Мартин. Руфь кивнула.
   - Это верно, - согласился он. - И надо думать, мне очень повезло, что
меня туда не водили с детства. А водили бы, и сегодня вечером я бы раст-
рогался и прослезился, и клоунское кривлянье драгоценной парочки  только
еще прибавило бы красоты их голосам  и  оркестровому  сопровождению.  Ты
права. Дело главным образом в подготовке. А я уже вырос из пеленок.  Мне
требуется или правда или ничего. Иллюзия, которая не убеждает, это явная
ложь, и  когда  коротышка  Барильо,  распалясь,  страстно  стискивает  в
объятиях великаншу Тетралани, тоже охваченную страстью, и поет ей о сво-
ей несравненной любви, я вижу в этом только ложь.
   И опять Руфь мерила мысли  Мартина,  исходя  из  сопоставлений  чисто
внешних, в согласии со своей верой в общепринятое. Кто он  таков,  чтобы
он оказался прав, а весь культурный мир не прав? Она попросту не воспри-
нимала ни слов его, ни мыслей. Слишком прочно в ней укоренилось все  об-
щепринятое, чтобы сочувствовать его бунтарским взглядам.  Она  с  самого
детства слушала музыку, с самого детства любила оперу, и в ее  окружении
все любили оперу. Так по какому же праву приходит Мартин  Иден,  который
еще недавно только и слышал регтаймы да простонародные песенки, и  судит
о великой музыке? Руфь сердилась на  него,  и  сейчас,  идя  рядом  ним,
чувствовала себя оскорбленной. В лучшем случае, если уж быть очень снис-
ходительной, она, пожалуй, готова счесть его утверждения капризом, неле-
пой и неуместной выходкой. Но когда у дверей ее дома он на прощанье  об-
нял ее и нежно, влюбленно поцеловал, она все забыла в  приливе  любви  к
нему. И потом, в постели, никак не могла уснуть и сама себе  удивлялась,
не впервые за последнее время, как это она полюбила такого странного че-
ловека, и еще несмотря на неодобрение родных.
   А назавтра Мартин Иден отложил ремесленную работу и  в  один  присест
отстучал эссе, которое назвал "Философия иллюзии". Наклеил марку, и  ру-
копись отправилась в путь, но в последующие месяцы для нее потребовалось
еще много марок и много раз суждено ей было пускаться в путь.
 
   Глава 25
 
   Мария Сильва была бедна и отлично знала все приметы бедности. Для Ру-
фи слово "бедность" обозначало существование, лишенное каких-то удобств.
Тем и ограничивалось ее представление о бедности. Она знала, что  Мартин
беден, и это связывалось для нее с юностью Линкольна, мистера Батлера  и
многих других, кто потом добился успеха. К тому же, сознавая, что бедным
быть не сладко, она, как истинная дочь  среднего  сословия,  преспокойно
полагала, будто бедность благотворна, что,  подобно  острой  шпоре,  она
подгоняет по пути к успеху всех и каждого,  кроме  безнадежных  тупиц  и
вконец опустившихся бродяг, И потому, когда она узнала,  что  безденежье
заставило Мартина заложить часы и пальто, она не встревожилась.  Ее  это
даже обнадежило, значит, рано или поздно он поневоле опомнится и  вынуж-
ден будет забросить свою писанину.
   Руфь не видела по лицу Мартина, что он голодает,  хотя  он  осунулся,
похудел, а щеки, и прежде впалые, запали еще больше. Перемены в его лице
ей даже нравились.. Ей казалось, это облагородило его, не стало  избытка
здоровой плоти и той животной силы, что одновременно и влекла ее, и вну-
шала отвращение. Иногда она замечала необычный блеск его глаз и  радова-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.