Случайный афоризм
Тот, кто пытается стать писателем, подобен не окончившему автомобильной школы шоферу, который на полной скорости гонит по улице машину. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Мне понравилась увертюра, - ответил он. - Это было великолепно.
   - Да, конечно, но сама опера?
   - Тоже великолепно, я имею в виду оркестр, хотя  я  получил  бы  куда
больше удовольствия, если бы эти марионетки молчали или  вовсе  ушли  со
сцены.
   Руфь была ошеломлена.
   - Надеюсь, ты не о Тетралани и не о Барильо? - недоверчиво  переспро-
сила она.
   - Обо всех о них, - обо всей этой компании.
   - Но ведь они великие артисты, - возразила РУФЬ.
   - Ну и что? Своими ужимками и кривляньем они  только  мешали  слушать
музыку.
   - Но неужели тебе не понравился голос  Барильо?  Говорят,  он  первый
после Карузо.
   - Конечно, понравился, а Тетралани и того больше. Голос у  нее  прек-
раснейший, по крайней мере так мне кажется.
   - Но, тогда, тогда... - Руфи не хватало слов. - Я  тебя  не  понимаю.
Сам восхищаешься их голосами, а говоришь, будто они мешали слушать музы-
ку.
   - Вот именно. Я бы многое отдал, чтобы послушать их в концерте, и еще
того больше отдал, лишь бы не слышать их, когда звучит оркестр. Боюсь, я
безнадежный реалист. Замечательные певцы отнюдь не всегда  замечательные
актеры. Когда ангельский голос Барильо поет любовную арию, а другой  ан-
гельский голосголос Тетралани - ему отвечает,  да  еще  в  сопровождении
свободно льющейся блистательной и красочной музыки - это упоительно, по-
истине упоительно. Я не просто соглашаюсь с этим. Я  это  утверждаю.  Но
только посмотришь на них, и все пропалоТетралани ростом метр три четвер-
ти без туфель, весом сто девяносто фунтов, а Барильо едва метр  шестьде-
сят, черты заплыли жиром, грудная клетка точно у коренастого кузнеца-ко-
ротышки, и оба принимают театральные позы, и прижимают руки к груди  или
машут ими, как помешанные в сумасшедшем доме; и все это должно  означать
любовное объяснение хрупкой красавицы принцессы и мечтательного красавца
принца - нет, не верю я этому, и все тут. Чепуха это! Нелепость! Неправ-
да! Вот и все. Это неправда. Не уверяй меня, будто хоть одна душа в  це-
лом свете вот так объясняется в любви. Да  если  бы  я  посмел  вот  так
объясниться тебе в любви, ты бы дала мне пощечину.
   - Но ты понимаешь, - возразила Руфь. -  Каждое,  искусство  по-своему
ограниченно. (Она торопливо вспоминала слышанную в  университете  лекцию
об условности искусства.) В живописи у холста только два  измерения,  но
мастерство художника позволяет ему создать на полотне иллюзию трех изме-
рений, и ты принимаешь эту иллюзию. То же самое и в литературе  -  писа-
тель должен быть всемогущ.. Ты ведь согласишься с правом писателя  раск-
рывать тайные мысли героини, хотя прекрасно знаешь, что  героиня  думала
обо всем этом наедине с собой, и ни автор, ни кто другой не могли  подс-
лушать ее мысли. Так же и в театре, в скульптуре, в опере, во всех видах
искусства. Какие-то противоречия неизбежны, их надо принимать.
   - Ну да, понимаю, - ответил Мартин. - В каждом искусстве свои  услов-
ности. (Руфь удивилась, что он так к месту употребил  это  слово.  Можно
было подумать, будто и он окончил университет, а не нахватался случайных
знаний из книг, взятых наудачу в библиотеке.) Но даже условности  должны
быть правдивы. Деревья, нарисованные на картоне и  поставленные  по  обе
стороны сцены, мы принимаем за лес. Это достаточно правдивая условность.
Но, с другой стороны, морской пейзаж мы не примем за лес. Не сможем при-
нять. Это насилие над нашими чувствами. Так и ты не можешь,  вернее,  не
должна была принять это неистовство, и кривлянье,  и  мучительные  корчи
двух помешанных за убедительное изображение любви.
   - Но не думаешь же ты, что разбираешься в музыке лучше  всех  автори-
тетных ценителей? - возразила Руфь.
   - Нет-нет, у меня и в мыслях этого не было.  Просто  я  вправе  иметь
собственное мнение. Я старался тебе объяснить, почему слоновья  резвость

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.