Случайный афоризм
Когда пишешь, все, что знаешь, забывается... Мирче Элиаде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ше, чем опять идти в море, и денег я заработаю больше, чем можно зарабо-
тать на любом месте в Окленде, не имея специальности.
   Понимаешь, за каникулы, которые я себе устроил, мне многое стало  яс-
но. Я не надрывался до бесчувствия на тяжелой работе и  не  писал  -  во
всяком случае, для печати. Была только любовь к тебе, да еще я много ду-
мал. И кое-что прочел, но это тоже значило думать, читал я главным обра-
зом журналы. Я размышлял о себе, о мире, о своем месте в мире,  о  своих
возможностях, о том, сумею ли завоевать  положение,  достойное  тебя.  А
кроме того, я читал "Философию стиля" Спенсера и понял многое, что прямо
касается меня - вернее, моих сочинений и, в сущности, почти всех сочине-
ний, которые каждый месяц появляются в журналах.
   А все вместе - мои мысли, и чтение, и любовь - привело вот к чему:  я
намерен заделаться литературным поденщиком. Я оставлю пока что шедевры и
займусь шутками, злободневными газетными заметками, сенсационными  сооб-
щениями, стихотворными фельетонами, юмористическими стишками - всей этой
чепухой, на которую, видно, самый большой спрос. Кроме того,  существуют
специальные агентства, они снабжают газеты материалами  и  рассказами  и
всякой мелочью для воскресных приложений. Я могу наловчиться  и  постав-
лять им то, что им требуется, и зарабатывать на этом не меньше  хорошего
жалованья. Иные литераторы, такие, знаешь, свободные художники  получают
четыреста долларов в месяц, если не пятьсот. Я  вовсе  не  жажду  уподо-
биться этой братии, но я буду зарабатывать вполне достаточно  и  у  меня
будет еще вдоволь времени для себя, а ни на какой службе это было бы не-
возможно. Конечно, у меня будет время для занятий и для настоящей  рабо-
ты. В промежутках между ремесленными поделками я буду пробовать  себя  в
серьезной литературе, буду заниматься, и готовиться к серьезному литера-
турному труду. Мне и самому удивительно, какой я уже прошел путь!  Пона-
чалу, когда я пробовал писать, мне писать было не о чем, разве что о ка-
ких-то пустячных случаях из моей жизни, и я не умел их толком  понять  и
оценить. Ведь мыслей у меня не было... В самом деле не  было.  Слов  для
мыслей и то не было. Пережил я немало, но все это оставалось  множеством
лишенных смысла картинок. А потом я стал набираться знаний и  новых  для
меня слов, и пережитое оказалось уже не просто  множеством  картин.  Все
по-прежнему было ярко и зримо, но я еще и научился понимать то, что  ви-
жу. Вот тогда я и начал писать по-настоящему, "Приключение",  "Радость",
"Выпивка", "Вино жизни", "Толчея", любовный цикл и "Голоса моря"  -  это
настоящее. Я напишу и еще такое и лучше, но писать буду в свободное вре-
мя. Теперь я больше, не витаю в облаках. Сперва поденщина и заработок, а
уж потом шедевры. Я написал вчера вечером полдюжины шуточек для  юморис-
тических еженедельников, просто чтобы показать тебе,  а  когда  собрался
спать, мне вдруг вздумалось на пробу написать триолет, тоже шуточный,  и
за час я их сочинил четыре. Оплачивают их, должно быть,  по  доллару  за
штуку. Четыре доллара за то, что пришло в голову перед сном.
   Этому, конечно, грош цена, работенка скучная и дрянная, но не скучней
и не дрянней, чем корпеть над бухгалтерскими книгами за шестьдесят  дол-
ларов в месяц - до самой смерти складывать колонки бессмысленных цифр. И
потом, эта писанина все же как-то связана с литературой и оставляет  мне
время писать настоящее.
   - Но что пользы писать настоящее, эти твои шедевры?  -  требовательно
спросила Руфь. - Ты ведь не можешь их продать.
   - Ну нет, могу, - начал Мартин, но Руфь его перебила:
   - Вот ты назвал все эти вещи, ты считаешь их хорошими, но ведь ни од-
ну не напечатали. Нельзя нам пожениться и жить на  шедевры,  которые  не
продаются.
   - Тогда мы поженимся и станем жить на триолеты, они-то  будут  прода-
ваться, - храбро заверил он, обнял любимую и  притянул  к  себе,  однако
Руфь осталась холодна.
   - Вот послушай, - с напускной веселостью продолжал Мартин. -  Не  ис-
кусство, зато доллар.
   Отлучился я кстати,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.