Случайный афоризм
Камин в клубе библиофилов растапливали бестселлерами. (Валерий Афонченко)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ше, чем опять идти в море, и денег я заработаю больше, чем можно зарабо-
тать на любом месте в Окленде, не имея специальности.
   Понимаешь, за каникулы, которые я себе устроил, мне многое стало  яс-
но. Я не надрывался до бесчувствия на тяжелой работе и  не  писал  -  во
всяком случае, для печати. Была только любовь к тебе, да еще я много ду-
мал. И кое-что прочел, но это тоже значило думать, читал я главным обра-
зом журналы. Я размышлял о себе, о мире, о своем месте в мире,  о  своих
возможностях, о том, сумею ли завоевать  положение,  достойное  тебя.  А
кроме того, я читал "Философию стиля" Спенсера и понял многое, что прямо
касается меня - вернее, моих сочинений и, в сущности, почти всех сочине-
ний, которые каждый месяц появляются в журналах.
   А все вместе - мои мысли, и чтение, и любовь - привело вот к чему:  я
намерен заделаться литературным поденщиком. Я оставлю пока что шедевры и
займусь шутками, злободневными газетными заметками, сенсационными  сооб-
щениями, стихотворными фельетонами, юмористическими стишками - всей этой
чепухой, на которую, видно, самый большой спрос. Кроме того,  существуют
специальные агентства, они снабжают газеты материалами  и  рассказами  и
всякой мелочью для воскресных приложений. Я могу наловчиться  и  постав-
лять им то, что им требуется, и зарабатывать на этом не меньше  хорошего
жалованья. Иные литераторы, такие, знаешь, свободные художники  получают
четыреста долларов в месяц, если не пятьсот. Я  вовсе  не  жажду  уподо-
биться этой братии, но я буду зарабатывать вполне достаточно  и  у  меня
будет еще вдоволь времени для себя, а ни на какой службе это было бы не-
возможно. Конечно, у меня будет время для занятий и для настоящей  рабо-
ты. В промежутках между ремесленными поделками я буду пробовать  себя  в
серьезной литературе, буду заниматься, и готовиться к серьезному литера-
турному труду. Мне и самому удивительно, какой я уже прошел путь!  Пона-
чалу, когда я пробовал писать, мне писать было не о чем, разве что о ка-
ких-то пустячных случаях из моей жизни, и я не умел их толком  понять  и
оценить. Ведь мыслей у меня не было... В самом деле не  было.  Слов  для
мыслей и то не было. Пережил я немало, но все это оставалось  множеством
лишенных смысла картинок. А потом я стал набираться знаний и  новых  для
меня слов, и пережитое оказалось уже не просто  множеством  картин.  Все
по-прежнему было ярко и зримо, но я еще и научился понимать то, что  ви-
жу. Вот тогда я и начал писать по-настоящему, "Приключение",  "Радость",
"Выпивка", "Вино жизни", "Толчея", любовный цикл и "Голоса моря"  -  это
настоящее. Я напишу и еще такое и лучше, но писать буду в свободное вре-
мя. Теперь я больше, не витаю в облаках. Сперва поденщина и заработок, а
уж потом шедевры. Я написал вчера вечером полдюжины шуточек для  юморис-
тических еженедельников, просто чтобы показать тебе,  а  когда  собрался
спать, мне вдруг вздумалось на пробу написать триолет, тоже шуточный,  и
за час я их сочинил четыре. Оплачивают их, должно быть,  по  доллару  за
штуку. Четыре доллара за то, что пришло в голову перед сном.
   Этому, конечно, грош цена, работенка скучная и дрянная, но не скучней
и не дрянней, чем корпеть над бухгалтерскими книгами за шестьдесят  дол-
ларов в месяц - до самой смерти складывать колонки бессмысленных цифр. И
потом, эта писанина все же как-то связана с литературой и оставляет  мне
время писать настоящее.
   - Но что пользы писать настоящее, эти твои шедевры?  -  требовательно
спросила Руфь. - Ты ведь не можешь их продать.
   - Ну нет, могу, - начал Мартин, но Руфь его перебила:
   - Вот ты назвал все эти вещи, ты считаешь их хорошими, но ведь ни од-
ну не напечатали. Нельзя нам пожениться и жить на  шедевры,  которые  не
продаются.
   - Тогда мы поженимся и станем жить на триолеты, они-то  будут  прода-
ваться, - храбро заверил он, обнял любимую и  притянул  к  себе,  однако
Руфь осталась холодна.
   - Вот послушай, - с напускной веселостью продолжал Мартин. -  Не  ис-
кусство, зато доллар.
   Отлучился я кстати,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.