Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1895 году родился(-лась) Сергей Александрович Есенин

В 1832 году скончался(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

 
   Глава 22
 
   Когда Руфь вернулась домой, миссис Морз тотчас все поняла по ее лицу,
тут не требовалось и материнское чутье.  Щеки  еще  горели,  яснее  слов
рассказывая нехитрую повесть, а всего красноречивей были глаза -  огром-
ные, сияющие, они со всей несомненностью отражали внутреннее ликование.
   - Что случилось? - спросила миссис Морз, дождавшись, когда Руфь легла
в постель.
   - Ты знаешь? - дрожащими губами спросила Руфь.
   Вместо ответа мать обняла ее, ласково погладила по голове.
   - Он ничего не сказал, - выпалила Руфь. - Я не хотела, чтобы так слу-
чилось, и я ни за что не позволила бы ему сказать... только он и не ска-
зал.
   - Но раз не сказал, значит, и случиться ничего не могло, правда?
   - А все равно случилось.
   - Бог с тобой, детка, что за вздор? - в  недоумении  спросила  миссис
Морз. - Право, я не понимаю, о чем ты. Что же все-таки случилось?
   Руфь удивленно посмотрела на мать.
   - Я думала, ты поняла. Ну вот, мы с Мартином обручились.
   Миссис Морз недоверчиво, досадливо засмеялась.
   - Нет, он ничего не сказал, - объяснила Руфь. - Он просто любит меня,
вот и все. Я удивилась не меньше тебя. Он ни слова не сказал. Просто об-
нял меня. И... и я потеряла голову. И он целовал меня, и я его целовала.
Я не могла удержаться. Просто не могла иначе. И тогда я поняла, что люб-
лю его.
   Она замолчала, с надеждой ждала благословляющего поцелуя  матери,  но
миссис Морз холодно молчала.
   - Это ужасно, я знаю, - упавшим голосом вновь заговорила Руфь. - Даже
не знаю, простишь ли ты меня когда-нибудь. Но я ничего  не  могла  поде-
лать. До той минуты я и вообразить не могла, что его люблю. И ты,  пожа-
луйста, сама скажи папе.
   - Может быть, не стоит говорить папе? Лучше я  повидаюсь  с  Мартином
Иденом, побеседую с ним и все ему объясню. Он поймет и освободит тебя от
твоего обещания.
   Руфь будто пружиной подбросило.
   - Нет! нет! - воскликнула она. - Я совсем не  хочу  освобождаться.  Я
люблю его, любовь - это чудесно. Я выйду за него... конечно, если вы мне
позволите.
   - У нас с отцом другие планы, Руфь, детка. Нет, нет,  мы  никого  для
тебя не выбрали, ничего похожего. Мы только  хотим,  чтобы  твоим  мужем
стал человек нашего круга, хороший, достойный, истинный джентльмен,  ко-
торого ты сама выберешь, когда полюбишь его.
   - Но я уже люблю Мартина, - печально возразила Руфь.
   - Мы бы никак не стали влиять на твой выбор, но ты наша дочь и с  по-
добным замужеством мы примириться не можем. В тебе столько утонченности,
нежности, а этот человек даст тебе лишь вульгарность и неотесанность. Он
тебе во всех отношениях не пара. Он не сможет содержать тебя. Мы не  так
глупы, чтобы мечтать о миллионах, но достаток дело другое, и  наша  дочь
должна выйти замуж за человека, который обеспечит ей хотя бы достаток, а
не за искателя приключений без гроша  в  кармане,  за  матроса,  ковбоя,
контрабандиста, бог весть кем он только не был, да еще ко всему  у  него
ветер в голове и ни малейшего чувства ответственности.
   Руфь молчала. Мысленно она соглашалась с каждым словом матери.
   - Он попусту тратит время на свою писанину, старается  достичь  того,
чего достигали лишь немногие люди, и притом с высшим образованием.  Тот,
кто задумал жениться, должен к женитьбе готовиться. А он? Я уже  говори-
ла, и я знаю, ты со мной согласна, он лишен чувства  ответственности.  А
как могло быть иначе? Все матросы такие. Он не научился ни бережливости,
ни умеренности. Сколько лет швырял деньгами, это вошло в  привычку.  Он,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.