Случайный афоризм
Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический. Уильям Эллери Чэннинг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

 
   Глава 22
 
   Когда Руфь вернулась домой, миссис Морз тотчас все поняла по ее лицу,
тут не требовалось и материнское чутье.  Щеки  еще  горели,  яснее  слов
рассказывая нехитрую повесть, а всего красноречивей были глаза -  огром-
ные, сияющие, они со всей несомненностью отражали внутреннее ликование.
   - Что случилось? - спросила миссис Морз, дождавшись, когда Руфь легла
в постель.
   - Ты знаешь? - дрожащими губами спросила Руфь.
   Вместо ответа мать обняла ее, ласково погладила по голове.
   - Он ничего не сказал, - выпалила Руфь. - Я не хотела, чтобы так слу-
чилось, и я ни за что не позволила бы ему сказать... только он и не ска-
зал.
   - Но раз не сказал, значит, и случиться ничего не могло, правда?
   - А все равно случилось.
   - Бог с тобой, детка, что за вздор? - в  недоумении  спросила  миссис
Морз. - Право, я не понимаю, о чем ты. Что же все-таки случилось?
   Руфь удивленно посмотрела на мать.
   - Я думала, ты поняла. Ну вот, мы с Мартином обручились.
   Миссис Морз недоверчиво, досадливо засмеялась.
   - Нет, он ничего не сказал, - объяснила Руфь. - Он просто любит меня,
вот и все. Я удивилась не меньше тебя. Он ни слова не сказал. Просто об-
нял меня. И... и я потеряла голову. И он целовал меня, и я его целовала.
Я не могла удержаться. Просто не могла иначе. И тогда я поняла, что люб-
лю его.
   Она замолчала, с надеждой ждала благословляющего поцелуя  матери,  но
миссис Морз холодно молчала.
   - Это ужасно, я знаю, - упавшим голосом вновь заговорила Руфь. - Даже
не знаю, простишь ли ты меня когда-нибудь. Но я ничего  не  могла  поде-
лать. До той минуты я и вообразить не могла, что его люблю. И ты,  пожа-
луйста, сама скажи папе.
   - Может быть, не стоит говорить папе? Лучше я  повидаюсь  с  Мартином
Иденом, побеседую с ним и все ему объясню. Он поймет и освободит тебя от
твоего обещания.
   Руфь будто пружиной подбросило.
   - Нет! нет! - воскликнула она. - Я совсем не  хочу  освобождаться.  Я
люблю его, любовь - это чудесно. Я выйду за него... конечно, если вы мне
позволите.
   - У нас с отцом другие планы, Руфь, детка. Нет, нет,  мы  никого  для
тебя не выбрали, ничего похожего. Мы только  хотим,  чтобы  твоим  мужем
стал человек нашего круга, хороший, достойный, истинный джентльмен,  ко-
торого ты сама выберешь, когда полюбишь его.
   - Но я уже люблю Мартина, - печально возразила Руфь.
   - Мы бы никак не стали влиять на твой выбор, но ты наша дочь и с  по-
добным замужеством мы примириться не можем. В тебе столько утонченности,
нежности, а этот человек даст тебе лишь вульгарность и неотесанность. Он
тебе во всех отношениях не пара. Он не сможет содержать тебя. Мы не  так
глупы, чтобы мечтать о миллионах, но достаток дело другое, и  наша  дочь
должна выйти замуж за человека, который обеспечит ей хотя бы достаток, а
не за искателя приключений без гроша  в  кармане,  за  матроса,  ковбоя,
контрабандиста, бог весть кем он только не был, да еще ко всему  у  него
ветер в голове и ни малейшего чувства ответственности.
   Руфь молчала. Мысленно она соглашалась с каждым словом матери.
   - Он попусту тратит время на свою писанину, старается  достичь  того,
чего достигали лишь немногие люди, и притом с высшим образованием.  Тот,
кто задумал жениться, должен к женитьбе готовиться. А он? Я уже  говори-
ла, и я знаю, ты со мной согласна, он лишен чувства  ответственности.  А
как могло быть иначе? Все матросы такие. Он не научился ни бережливости,
ни умеренности. Сколько лет швырял деньгами, это вошло в  привычку.  Он,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.