Случайный афоризм
Переведенное стихотворение должно показывать то же самое время, что и оригинал. Юлиан Тувим
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

многих портах, а пока в первый раз не увидел тебя,  понятия  не  имел  о
любви. Ты знаешь, когда я в тот вечер простился и  ушел,  маня  чуть  не
арестовали.
   - Арестовали?
   - Да. Полицейский принял меня за пьяного. А я и вправду  был  пьян...
от любви к тебе.
   - Но ты сказал, что мы с тобой дети, а я сказала, с  тобой  этого  не
может быть, а потом мы отвлеклись.
   - Я сказал, что до тебя никогда никого не любил, - ответил Мартин,  -
Ты моя первая любовь, самая первая.
   - Но ведь ты был матросом, - возразила Руфь.
   - А это вовсе не мешает мне полюбить тебя первую.
   - Но у тебя были женщины... другие женщины...
   И к величайшему изумлению Мартина Идена, она разразилась  слезами,  и
потребовалось немало поцелуев и ласки, чтобы утихла эта буря. И все вре-
мя в памяти Мартина вертелось киплинговское "И  знатная  леди,  и  Джуди
О'Грэди по сути схожи они".
   Так оно и есть, решил он теперь, хотя романы, которые  он  прочел,  и
уверили его было в другом. По романам он представлял себе, что в хорошем
обществе девушка удостаивает мужчину вниманием только  после  того,  как
он, по всем правилам, попросит ее руки. В его-то прежнем окружении нико-
го особенно не смущало, если юноши и девушки добивались близости,  поко-
ряли друг друга поцелуями и ласками, но чтобы так же себя вели  особы  в
хорошем обществе, этого он вообразить не мог. И однако романы ошибались.
Вот оно, доказательство. Те же прикосновенья  и  ласки,  без  слов,  что
действуют на девушек из рабочего класса, действуют и на девушек из  вер-
хов. Все они из плоти и крови, все по сути схожи; вспомнись  ему  прочи-
танный Спенсер, он бы и раньше сообразил. Он держал Руфь в объятиях, ус-
покаивал ее, а сам радовался, что и знатная леди,  и  Джуди  О'Грэди,  в
сущности, так схожи. Эта простая истина приближала к нему  Руфь,  делала
ее досягаемой. Ее милое тело из той же плоти, что и у всех, и у него са-
мого. Нет преграды их браку. Лишь принадлежность к разным классам разде-
ляет их, а это различие чисто внешнее. Его можно  и  преодолеть.  Мартин
как-то читал о рабе, который возвысился и стал императором Рима.  А  раз
так, может и он возвыситься до Руфи. При всей ее чистоте и святости, об-
разованности и неземной красоте души, она по самой природе своей  просто
женщина, такая же, как Лиззи Конноли и все прочие  лиззи  конноли.  Все,
чего можно ждать от них, можно ждать и от нее. Она способна любить и не-
навидеть, пожалуй, даже закатить истерику; и, конечно же, способна  рев-
новать, как ревнует сейчас, все тише всхлипывая напоследок в его объяти-
ях.
   - И потом, я старше тебя, - вдруг сказала она, открыв глаза  и  глядя
на него снизу вверх, - на три года.
   - Ну нет, ты еще ребенок, по пережитому опыту я старше тебя на  сорок
лет, - возразил он.
   А на самом деле, если говорить о любви, оба они были дети, и как дети
наивно и неумело проявляли свою любовь, и это несмотря на  ее  универси-
тетский диплом и звание бакалавра и несмотря на его знакомство с филосо-
фией и суровый жизненный опыт.
   - Лучезарный день угасал понемногу, а они сидели и разговаривали, как
свойственно влюбленным, дивясь чуду любви и капризу судьбы, что их  све-
ла, твердо убежденные, что любят так, как до них никто никогда не любил.
Упорно, опять и опять возвращались они к своим первым впечатлениям  друг
о друге и тщетно пытались разобраться, что же они чувствуют друг к другу
и насколько глубоко это чувство.
   Вечернее солнце опускалось в громоздящиеся на западе облака,  и  небо
на горизонте порозовело, и даже в зените сияло тем же теплым светом. Все
вокруг затопил, окутал розовый свет, и  Руфь  запела  "Прощай,  чудесный
день". Пела тихонько, прильнув к его плечу, рука в его руке, сердца  от-
даны друг другу.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.