Случайный афоризм
Необходимо иметь у себя дома, особенно когда живешь в деревне. (Гюстав Флобер)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Я знаю, о чем ты. Но это невозможно. Он не... Руфь  покраснела,  но
виной тому было девичье смущение - ведь ей  впервые  пришлось  обсуждать
то, что в жизни свято, и обсуждать с матерью,  которую  она  тоже  свято
чтила.
   - Не твоего круга, - докончила за нее мать. Руфь кивнула.
   - Мне не хотелось так говорить, но это верно. Он неотесанный, грубый,
сильный... чересчур сильный... Его жизнь не была...
   Она замялась, не могла договорить. Так ново было говорить на подобные
темы с матерью. И опять мать докончила ее мысль.
   - Его жизнь была не безупречна, вот что ты хотела сказать.
   Опять Руфь кивнула и опять залилась краской.
   - Да, об этом, - сказала она. - Хоть и не по своей вине, но он  слиш-
ком часто соприкасался с...
   - С грязью?
   - Да, с грязью. И он меня пугает. Иной раз я в ужас прихожу, с  такой
легкостью он рассказывает о своих прежних безрассудствах, будто это  со-
вершенные пустяки. А это ведь далеко не пустяк, правда?
   Они сидели обнявшись, и, когда Руфь замолчала, миссис Морэ  погладила
руку дочери, ждала, что она еще скажет.
   - Но он мне ужасно интересен, - продолжала Руфь. - В каком-то  смысле
он мой подопечный. И потом, он мой первый друг-мужчина... ну, не  совсем
друг, вернее, сразу и друг и подопечный. А подчас, когда он меня пугает,
мне кажется, я завела бульдога, просто для развлечения, как иные заводят
подружек, но бульдог не игрушка, он  тянет  вовсю,  показывает  зубы,  и
страшно, вдруг сорвется с поводка.
   И опять мать ждала.
   - Я думаю, он меня и занимает, почти как бульдог. И в нем много хоро-
шего... хотя много и такого, что мне не понравилось бы, ну,  при  других
отношениях. Вот видишь, я обо всем этом подумала.  Он  бранится,  курит,
пьет, он дрался, он сам мне говорил, и ему это нравится... так и сказал.
Он совсем не такой, каким должен быть мужчина... каким я хотела  бы  ви-
деть (тут голос ее стал  еле  слышен)...  мужа.  И  потом,  он  чересчур
сильный. Мой избранник должен быть  высокий,  стройный,  темноволосый...
изящный, пленительный принц. Нет, мне не грозит  опасность  влюбиться  в
Мартина Идена. Худшей участи я и представить не могу.
   - Но я не это имела в виду, - уклончиво возразила мать. - А о нем  ты
подумала? Видишь ли, он такой во всех отношениях неподходящий,  и  вдруг
он тебя полюбит?
   - Но он... он уже полюбил! - воскликнула Руфь.
   - Этого следовало ожидать, - мягко сказала миссис Морз. - Всякий, кто
тебя узнает, непременно полюбит. Как может быть иначе?
   - А Олни меня терпеть не может! - горячо воскликнула Руфь. - И я  его
тоже. При нем меня так и тянет язвить. Просто не могу его не поддеть,  а
если почему-то не поддену, так все равно он меня подденет. А с  Мартином
Иденом мне хорошо. Еще никто меня никогда так не любил...  то  есть,  ни
один мужчина... такой любовью. А это чудесно - быть любимой... такой лю-
бовью. Сама понимаешь, мамочка, о чем я. Так  приятно  чувствовать  себя
женщиной. - Всхлипнув, Руфь уткнулась лицом в колени матери. - Наверное,
по-твоему, я очень гадкая, но я честно тебе рассказываю, что чувствую.
   Миссис Морз слушала со странной печалью и с радостью. Ее дочурка, де-
вочка, ставшая бакалавром изящных искусств, исчезла, уступила место  до-
чери-женщине. Опыт удался. Странный пробел в натуре Руфи заполнился, за-
полнился безболезненно. Неотесанный матрос сыграл  свою  роль,  и,  хотя
Руфь не полюбила его, он заставил ее почувствовать себя женщиной.
   - У него дрожат руки, - призналась Руфь, от смущения все не смея под-
нять голову. - Это так забавно, так смешно, но мне и жаль его.  А  когда
руки у него уж очень дрожат, а глаза уж очень сияют, ну, тогда я отчиты-
ваю его за то, что он живет не так, как надо, а,  стараясь  исправиться,
идет неверным путем, Но он, меня боготворит, я знаю. Его глаза и руки не
лгут. И при мысли об этом, при одной только мысли об этом я чувствую се-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.