Случайный афоризм
Камин в клубе библиофилов растапливали бестселлерами. (Валерий Афонченко)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

чи, и вот убей меня бог. Март, я тебя поставлю  управляющим,  будешь  ты
тут старшой. Я уже все обмозговала Бросаю  зашибать  и  два  года  коплю
деньгу... накоплю, а потом...
   Но Мартин отвернулся, предоставил ему делиться своими планами  с  бу-
фетчиком, а после отвлек этого достойнейшего мужа, пускай подаст  выпить
двоим вновь пришедшим - двум фермерам, которые охотно приняли  приглаше-
ние Мартина. Мартин был неслыханно щедр, угощал всех и каждого -  батра-
ков, конюха, подручного садовника и самого буфетчика и вороватого бродя-
гу, что проскользнул сюда как тень и как тень маячил в конце стойки.
 
   Глава 18
 
   В понедельник утром, загружая первую партию белья в стиральную  маши-
ну, Джо кряхтел и охал.
   - Слышь, Март... - начал он.
   - Отвяжись! - рявкнул Мартин.
   - Прости, Джо, - сказал он в полдень, когда они  сделали  перерыв  на
обед. Джо чуть не прослезился.
   - Ничего, дружище, - сказал он. - В аду крутимся,  другой  раз  и  не
стерпишь. А знаешь, я вроде полюбил тебя, право слово. Потому  и  обидно
сделалось. Я как спервоначалу на тебя глянул, ты мне по душе пришелся.
   Мартин пожал ему руку.
   - Давай смотаемся, - предложил Джо. - Ну ее, эту прачечную к  чертям,
пойдем бродяжить. Я отродясь не пробовал, а сдается мне,  невелика  хит-
рость. И ничего делать не будем. Ты только подумай - ничего не делать! Я
когда хворал тифом, в больнице лежал, во где была красота. Еще бы  разок
захворать.
   Медленно тащилась неделя. Гостиница была,  переполнена,  и  прачечную
без конца заваливали фасонным бельем. Джо и Мартин совершали чудеса доб-
лести. Они сражались до поздней ночи, при свете электричества, еду  гло-
тали наспех, успевали даже поработать полчаса до завтрака. Мартину стало
не до холодных ванн. Каждый гнал, гнал, гнал,  и  Джо  властно  подгонял
мгновенья, старательно собирал их в стадо, не терял ни единого, без кон-
ца пересчитывал, точно скупец золото, крутился как одержимый, как  беше-
ный, неистовая машина, и помогала ей вторая искусная машина, которая ду-
мала, будто была когда-то человеком, неким Мартином Иденом.
   Но подумать удавалось лишь в редкие минуты. Жилище мысли было  запер-
то, окна заколочены досками, а сам он - только призрачный сторож.  Всего
лишь тень. Джо прав. Оба они тени, и нескончаем тяжкий труд в преддверии
ада. Или все это сон? Минутами, когда в жаркой и паркой духоте он  водил
по белью тяжелыми раскаленными утюгами взад и вперед, ему чудилось,  все
это и впрямь только сон. Совсем скоро, или, может, через тысячу лет,  он
проснется в своей каморке, подле стола в чернильных пятнах,  и  примется
писать с того места, где остановился накануне. Или, может, и это был то-
же сон, и он проснется, когда пора будет стать на  вахту,  вывалится  из
койки в кренящемся кубрике, поднимется на палубу, под тропические  звез-
ды, возьмется за штурвал и его обдует прохладным пассатом.
   Настала суббота и все та же бесплодная победа в три пополудни.
   - Чего ж, пойду выпью пивка, - сказал Джо странно бесцветным голосом,
означавшим, как всегда после рабочей недели, совершенный упадок сил.
   И вдруг Мартин словно проснулся. Открыл сумку с инструментами, смазал
велосипед, смазал передачу, отрегулировал  подшипники.  Джо  только  еще
плелся к кабаку, когда Мартин промчался, мимо, - он  низко  пригнулся  к
рулю. Мерно и сильно, вовсю мочь жал на педали, в лице решимость одолеть
семьдесят миль, подъемы, спуски, дорожную пыль. Ночевал он в Окленде,  в
воскресенье проделал семьдесят миль обратного  пути.  А  утром  в  поне-
дельник, усталый, начал новую рабочую неделю. Зато остался трезв.
   Миновала пятая неделя и шестая, Мартин жил и работал, как  машина,  в
нем сохранялся лишь проблеск чего-то, лишь теплилась в душе искра и каж-
дую субботу и воскресенье заставляла его с бешеной  скоростью  одолевать

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.