Случайный афоризм
Большинство писателей считают правду наиболее ценным своим достоянием - вот почему они так экономно ею пользуются. Марк Твен
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

чи, и вот убей меня бог. Март, я тебя поставлю  управляющим,  будешь  ты
тут старшой. Я уже все обмозговала Бросаю  зашибать  и  два  года  коплю
деньгу... накоплю, а потом...
   Но Мартин отвернулся, предоставил ему делиться своими планами  с  бу-
фетчиком, а после отвлек этого достойнейшего мужа, пускай подаст  выпить
двоим вновь пришедшим - двум фермерам, которые охотно приняли  приглаше-
ние Мартина. Мартин был неслыханно щедр, угощал всех и каждого -  батра-
ков, конюха, подручного садовника и самого буфетчика и вороватого бродя-
гу, что проскользнул сюда как тень и как тень маячил в конце стойки.
 
   Глава 18
 
   В понедельник утром, загружая первую партию белья в стиральную  маши-
ну, Джо кряхтел и охал.
   - Слышь, Март... - начал он.
   - Отвяжись! - рявкнул Мартин.
   - Прости, Джо, - сказал он в полдень, когда они  сделали  перерыв  на
обед. Джо чуть не прослезился.
   - Ничего, дружище, - сказал он. - В аду крутимся,  другой  раз  и  не
стерпишь. А знаешь, я вроде полюбил тебя, право слово. Потому  и  обидно
сделалось. Я как спервоначалу на тебя глянул, ты мне по душе пришелся.
   Мартин пожал ему руку.
   - Давай смотаемся, - предложил Джо. - Ну ее, эту прачечную к  чертям,
пойдем бродяжить. Я отродясь не пробовал, а сдается мне,  невелика  хит-
рость. И ничего делать не будем. Ты только подумай - ничего не делать! Я
когда хворал тифом, в больнице лежал, во где была красота. Еще бы  разок
захворать.
   Медленно тащилась неделя. Гостиница была,  переполнена,  и  прачечную
без конца заваливали фасонным бельем. Джо и Мартин совершали чудеса доб-
лести. Они сражались до поздней ночи, при свете электричества, еду  гло-
тали наспех, успевали даже поработать полчаса до завтрака. Мартину стало
не до холодных ванн. Каждый гнал, гнал, гнал,  и  Джо  властно  подгонял
мгновенья, старательно собирал их в стадо, не терял ни единого, без кон-
ца пересчитывал, точно скупец золото, крутился как одержимый, как  беше-
ный, неистовая машина, и помогала ей вторая искусная машина, которая ду-
мала, будто была когда-то человеком, неким Мартином Иденом.
   Но подумать удавалось лишь в редкие минуты. Жилище мысли было  запер-
то, окна заколочены досками, а сам он - только призрачный сторож.  Всего
лишь тень. Джо прав. Оба они тени, и нескончаем тяжкий труд в преддверии
ада. Или все это сон? Минутами, когда в жаркой и паркой духоте он  водил
по белью тяжелыми раскаленными утюгами взад и вперед, ему чудилось,  все
это и впрямь только сон. Совсем скоро, или, может, через тысячу лет,  он
проснется в своей каморке, подле стола в чернильных пятнах,  и  примется
писать с того места, где остановился накануне. Или, может, и это был то-
же сон, и он проснется, когда пора будет стать на  вахту,  вывалится  из
койки в кренящемся кубрике, поднимется на палубу, под тропические  звез-
ды, возьмется за штурвал и его обдует прохладным пассатом.
   Настала суббота и все та же бесплодная победа в три пополудни.
   - Чего ж, пойду выпью пивка, - сказал Джо странно бесцветным голосом,
означавшим, как всегда после рабочей недели, совершенный упадок сил.
   И вдруг Мартин словно проснулся. Открыл сумку с инструментами, смазал
велосипед, смазал передачу, отрегулировал  подшипники.  Джо  только  еще
плелся к кабаку, когда Мартин промчался, мимо, - он  низко  пригнулся  к
рулю. Мерно и сильно, вовсю мочь жал на педали, в лице решимость одолеть
семьдесят миль, подъемы, спуски, дорожную пыль. Ночевал он в Окленде,  в
воскресенье проделал семьдесят миль обратного  пути.  А  утром  в  поне-
дельник, усталый, начал новую рабочую неделю. Зато остался трезв.
   Миновала пятая неделя и шестая, Мартин жил и работал, как  машина,  в
нем сохранялся лишь проблеск чего-то, лишь теплилась в душе искра и каж-
дую субботу и воскресенье заставляла его с бешеной  скоростью  одолевать

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.