Случайный афоризм
После каждого "последнего крика" литературы я обычно ожидаю ее последнего вздоха. Станислав Ежи Лец
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

же их раскроют. Жизнь казалась нестерпимо бессмысленной  и  скучной,  от
нее мутило. Зеркало внутреннего зрения скрыла черная завеса, а воображе-
ние лежало в затемненной больничной палате, куда не проникал  ни  единый
луч света. Он завидовал Джо - там, в поселке, он буйствует и  дебоширит,
хмельной дурман бродит у него в голове, бушует хмельная радость и льются
хмельные слезы, он неправдоподобно, восхитительно пьян и  не  помнит  об
утре понедельника, о предстоящей неделе убийственного труда.
   Миновала третья неделя,  и  Мартин  возненавидел  себя,  возненавидел
жизнь. Угнетало ощущение, что он неудачник. Не зря  редакторы  отвергали
его писанину. Теперь он ясно это понимал и смеялся над собой и над свои-
ми мечтами. Руфь вернула ему "Голоса моря" почтой. Письмо ее  он  прочел
равнодушно. Она всячески постаралась убедить его, что стихи ей  понрави-
лись, что они хороши. Но лгать она не умела, не умела и обманывать себя.
Она считала, что стихи не удались, и по каждому вымученному, неглубокому
суждению он чувствовал, что она их не одобряет. Что ж, она права.  Пере-
читывая теперь стихи, Мартин твердо в  это  уверовал.  Чувство  красоты,
ощущение чуда покинуло его, и, читая стихи, он поймал себя  на  недоуме-
нии: с чего ему вздумалось такое написать? Смелость языка показалась ему
смехотворной, меткие выражения - уродливыми, все было нелепо,  фальшиво,
неправдоподобно. Будь у него силы хоть на какое-то действие, он сразу бы
сжег эти свои "Голоса". Но чтобы швырнуть их в огонь, надо было еще пой-
ти в котельную, гостиницы, стихи того не стоили. Всю  энергию  поглощала
стирка чужого белья. Для своих дел ее не осталось.
   Вот в воскресенье он непременно возьмет себя в руки и  ответит  Руфи.
Но в субботу днем, когда он вымылся после работы, его охватило  неодоли-
мое желание забыться. "Пойду-ка я гляну, как там Джо", - сказал он  себе
и сразу же понял, что лжет. Но осмыслить, откуда эта  ложь,  недоставало
сил. А и были бы они, все равно не стал бы он об этом  думать,  хотелось
одного - забыться. Медленно, небрежной походкой двинулся он в поселок, и
чем ближе к кабачку, тем быстрей, против воли, шагал.
   - А я думал, ты непьющий, - такими словами встретил его Джо.
   Мартин не унизился до оправданий, он спросил виски, налил себе полный
стакан и только тогда передал бутылку Джо.
   - Давай поживей, - сказал он резко. Джо замешкался с бутылкой, и Мар-
тин не стал его ждать, залпом выпил и налил еще.
   - Теперь могу тебя подождать, - мрачно сказал он, - а только поторап-
ливайся.
   Тот поторопился, и они выпили вместе.
   - Допекла тебя работенка, а? - спросил Джо. Мартин не пожелал об этом
говорить.
   - Работа - сущий ад, верно, - продолжал Джо. - А  только  обидно  мне
глядеть, что ты запил, Март, ох, обидно. Ну, бывай здоров!
   Мартин пил молча, отрывисто заказывал еще выпивку, и буфетчик,  жено-
подобный малый с голубыми слезящимися глазами и волосами, зализанными на
прямой пробор, уже трепетал перед ним.
   - Стыд и срам, как из нас, бедолаг, все соки выжимают, - заметил Джо.
Зашибаю я здорово, а то спалил бы ихнюю лавочку да и смотался. Только то
их и спасает, что зашибаю, верное слово.
   Но Мартин промолчал. Еще стакан, еще, и наконец он ощутил, как напол-
зает хмельной дурман. Теперь-то он ожил - впервые за три недели он  ощу-
тил дыхание жизни. Вернулись мечты. Вырвалось из темной больничной пала-
ты воображение, яркое, пылающее, и пошло его  соблазнять.  Ясней  ясного
стало зеркало внутреннего зрения, и снова в нем засияли, мгновенно  сме-
няя друг друга, мимолетные образы. Чудо и красота идут с  ним  об  руку,
снова он всемогущ. Он пытался рассказать про это Джо, но у Джо были свои
видения - наивернейшие планы, как сбросить ярмо прачки и  гладильщика  и
самому стать владельцем распрекрасной паровой прачечной.
   - Слышь, Март, уж у меня ребятишки работать не будут, нет, нипочем. А
после шести ни одна живая душа не будет работать. Слышь, чего я  говорю?
Машин будет вдосталь и рабочих рук, не к чему надрываться с утра до  но-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.