Случайный афоризм
Никому не давайте своих книг, иначе вы их уже не увидите. В моей библиотеке остались лишь те книги, которые я взял почитать у других. (Анатоль Франс)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

спросил Джо, когда они сидели на крыльце и победоносно покуривали. - На-
до, - был ответ.
   - Чего тебя несет, к девчонке?
   - Нет, сэкономлю два с половиной доллара на  железнодорожном  билете.
Хочу обменять книги в библиотеке.
   - Послал бы срочной почтой. В один конец всего четвертак.
   Мартин призадумался.
   - А завтра передохни, - настаивал Джо. - Без роздыха не вытянешь.  По
себе знаю. Я вчистую вымотался.
   Оно и видно было. Всю неделю он яростно работал, неутомимо отвоевывал
у времени секунды и минуты, ловко избегал промедлений  и  сокрушал  пре-
пятствия, источал неодолимую энергию, - мощный человек-мотор,  он  рабо-
тал, не щадя сил, все горело у него в руках, и вот теперь, завершив  не-
дельный труд, он был в полном изнеможении. Он вконец умаялся, вымотался,
измученное красивое лицо осунулось. Он вяло попыхивал сигаретой, и голос
звучал до странности глухо, бесцветно. Огня, живости -  как  не  бывало.
Жалкая это была победа.
   - А на той неделе опять начинай сызнова, - грустно сказал он. - И  на
черта мне это сдалось? Бывает, рад бы податься в бродяги. Ихний брат  не
работает, а с голоду ж не помирает. Слышь! Сейчас бы кружку пива, да по-
роху не хватает топать за ней в поселок. Ты не дури, оставайся, а книжки
свои пошли срочной почтой.
   - А все воскресенье что тут делать? - спросил Мартин.
   - Отдыхать. Ты сам не знаешь, до чего замучился. Да я  в  воскресенье
вовсе замученный, газету и то читать сил нет. Раз было захворал я тифом.
Два месяца с половиной в больнице отлежал. И никакой тебе работы. Во бы-
ла красота.
   Мартин принял ванну, а после ванны оказалось, Джо исчез. Скорей всего
пошел выпить кружку пива, решил Мартин, но прошагать полмили, лишь бы  в
этом удостовериться, слишком длинное путешествие. Он скинул башмаки, лег
на кровать и попытался сообразить, что делать  дальше.  За  книгу  и  не
брался. Такой он был измочаленный, даже в сон не  клонило  и  он  лежал,
оцепенев от усталости, почти без мыслей, до самого ужина. Джо к столу не
явился, и лишь когда Мартин услышал слова садовника,  мол,  Джо  видать,
загулял в баре, он понял, что к чему. Сразу после ужина он лег спать,  а
поутру решил, что отдохнул на славу. Джо все не возвращался; Мартин раз-
добыл воскресную газету и улегся в тенистом уголке под деревьями.  Он  и
не заметил, как прошло утро. Спать он не спал, и никто его не  тревожил,
а меж тем газета осталась недочитанная. Он опять  взялся  за  нее  после
обеда, и тут его сморил сон.
   Так прошло воскресенье, в понедельник он уже крутился как белка в ко-
лесе, разбирал грязное белье, а Джо, крепко обвязав  голову  полотенцем,
со стонами и проклятьями запустил стиральную машину и перемешивал жидкое
мыло.
   - Просто не могу без этого, - объяснил он. - Как подходит вечер  суб-
боты, должен выпить, хоть тресни.
   Прошла еще неделя, великое сражение, что  ежедневно  затягивалось  до
позднего вечера при электрическом свете, завершилось победой в субботу в
три часа дня, и Джо вкусил свой миг убогого торжества, а потом его опять
потянуло искать забвения в ближнем кабаке. Мартин и это воскресенье про-
вел как первое. Спал в тени деревьев, с  трудом,  бесцельно  проглядывал
газету, не один час провалялся так, ничего не делал, ни о чем не  думал.
Слишком его сморило, и никакие мыслей не было,  одно  лишь  недовольство
собой. Он был сам себе противен, словно что-то в нем подгнило или вылез-
ла наружу какая-то сидевшая в нем мерзость.  Божественный  огонь  в  нем
угас. Честолюбие притупилось, Мартин уже не ощущал его уколов, не хвата-
ло жизненной силы. Он был мертв. Казалось, мертва душа. Он  обратился  в
скотину, в рабочую скотину. Стал слеп к красоте солнечных лучей,  проск-
возивших зеленую листву, и глух к лазури небосвода, которая, бывало, на-
шептывала ему о просторах вселенной, о тайнах, трепетно ждущих  -  когда

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.