Случайный афоризм
Писатель - это человек, которому язык является как проблема и который ощущает глубину языка, а вовсе не его инструментальность или красоту. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

таких нежностей между родителями и детьми не увидишь. Ему открылось, ка-
ких жизненных высот достиг мир, стоящий выше того,  где  обретается  он.
Это - самое прекрасное из того немногого, что уловил  здесь  его  беглый
взгляд. Он был глубоко тронут, и нежность, рожденная пониманием, смягчи-
ла сердце. Всю свою жизнь он жаждал любви. Любви требовало все  его  су-
щество. Так уж он был устроен. И однако  жил  без  любви  и  мало-помалу
ожесточался. И даже не знал, что нуждается в ней. Не знал и теперь. Лишь
увидел ее воочию, и откликнулся на нее, и подумал,  как  это  прекрасно,
возвышенно, замечательно.
   Он радовался, что здесь нет мистера Морза. Ему и так  нелегко  знако-
миться с этим семейством - с ней, с ее матерью, с братом Норманом. Арту-
ра он уже кое-как знал. А знакомиться еще с отцом - это уж было бы слиш-
ком. Казалось, никогда еще он так тяжко не работал. Рядом с  этим  самый
каторжный труд - просто детская игра. На лбу проступила испарина, рубаш-
ка взмокла от пота - таких усилий требовал весь этот незнакомый  обиход.
Приходилось делать все сразу: есть непривычным  манером,  управляться  с
какими-то хитроумными предметами, поглядывать  исподтишка  по  сторонам,
чтобы узнать, как с чем обращаться, впитывать все новые и новые  впечат-
ления, мысленно оценивать их и сортировать, и притом он ощущал  властную
тягу к  этой  девушке,  тяга  становилась  неясным,  мучительным  беспо-
койством. Жгло желание стать вровень с нею в обществе, и опять  и  опять
сверлила мысль, каким бы способом ее завоевать, и возникали  в  сознании
смутные планы. А еще, когда он украдкой взглядывал на сидящего  напротив
Нормана или на кого-нибудь другого, проверяя, каким ножом или вилкой на-
до сейчас орудовать, черты каждого запечатлевались в мозгу,  и  невольно
он старался разобраться в них, угадать, - что они для нее. Да  еще  надо
было что-то говорить, слушать, что говорят ему и о  чем  перебрасываются
словами остальные, и, когда требовалось, отвечать, да следить, как бы  с
языка по привычке не слетело что-нибудь неприличное. Он и так и  замеша-
тельстве, а тут в  придачу  еще  лакей,  непрестанная  угроза,  зловещим
сфинксом бесшумно вырастает за спиной, то и дело  загадывает  загадки  и
головоломки и требует немедленного ответа. С самого начала трапезы  Мар-
тина угнетала мысль о чашах для ополаскивания пальцев. Ни с  того  ни  с
сего он поминутно спохватывался, когда же их подадут и как их  признать.
Он слыхал про такой обычай и теперь, оказавшись за столом в этом  благо-
родном обществе, где за едой ополаскивают  пальцы,  он  уж  беспременно,
вот-вот, рано или поздно увидит эти самые чаши, и ему  тоже  надо  будет
ополоснуть пальцы. Но всего важнее было решить, как  вести  себя  здесь,
мысль эта глубоко засела в мозгу и, однако, все время всплывала  на  по-
верхность. Как держаться? Непрестанно, мучительно бился он над этой  за-
дачей. Трусливая мыслишка подсказывала притвориться, кого ни то из  себя
разыграть, другая, еще трусливей, остерегала - не по плечу  ему  притво-
ряться, не на тот лад он скроен и только выставит себя дураком.
   Он маялся этими сомнениями всю первую половину обеда,  и  оттого  был
тише воды, ниже травы. И не подозревал, что своей молчаливостью опровер-
гает слова Артура, - тот накануне объявил, что приведет к обеду  дикаря,
но им бояться нечего - дикарь презанятный. В тот час Мартин Иден нипочем
бы не поверил, что брат Руфи способен на  такое  предательство,  да  еще
после того, как он этого брата вызволил из довольно скверной  заварушки.
И он сидел за столом в смятении, что он тут не к месту, и притом зачаро-
ванный всем, что происходило вокруг. Впервые в жизни  он  убедился,  что
можно есть не только лишь бы насытиться. Он понятия не имел, что за блю-
да ему подавали. Пища как пища. За этим столом он насыщал свою любовь  к
красоте, еда здесь оказалась неким эстетическим действом. И  интеллекту-
альным тоже. Ум его был взбудоражен. Здесь он слышал слова, значения ко-
торых не понимал, и другие, которые встречал только в книгах, - никто из
его окружения, ни один мужчина, ни одна женщина, даже произнести  бы  их
не сумели. Он слушал, как слова эти слетают с языка у любого в этой уди-
вительной семье - ее семье, - и его пробирала дрожь  восторга.  Вот  оно
необыкновенное, прекрасное, полное благородной силы, про что он читал  в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.