Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

таких нежностей между родителями и детьми не увидишь. Ему открылось, ка-
ких жизненных высот достиг мир, стоящий выше того,  где  обретается  он.
Это - самое прекрасное из того немногого, что уловил  здесь  его  беглый
взгляд. Он был глубоко тронут, и нежность, рожденная пониманием, смягчи-
ла сердце. Всю свою жизнь он жаждал любви. Любви требовало все  его  су-
щество. Так уж он был устроен. И однако  жил  без  любви  и  мало-помалу
ожесточался. И даже не знал, что нуждается в ней. Не знал и теперь. Лишь
увидел ее воочию, и откликнулся на нее, и подумал,  как  это  прекрасно,
возвышенно, замечательно.
   Он радовался, что здесь нет мистера Морза. Ему и так  нелегко  знако-
миться с этим семейством - с ней, с ее матерью, с братом Норманом. Арту-
ра он уже кое-как знал. А знакомиться еще с отцом - это уж было бы слиш-
ком. Казалось, никогда еще он так тяжко не работал. Рядом с  этим  самый
каторжный труд - просто детская игра. На лбу проступила испарина, рубаш-
ка взмокла от пота - таких усилий требовал весь этот незнакомый  обиход.
Приходилось делать все сразу: есть непривычным  манером,  управляться  с
какими-то хитроумными предметами, поглядывать  исподтишка  по  сторонам,
чтобы узнать, как с чем обращаться, впитывать все новые и новые  впечат-
ления, мысленно оценивать их и сортировать, и притом он ощущал  властную
тягу к  этой  девушке,  тяга  становилась  неясным,  мучительным  беспо-
койством. Жгло желание стать вровень с нею в обществе, и опять  и  опять
сверлила мысль, каким бы способом ее завоевать, и возникали  в  сознании
смутные планы. А еще, когда он украдкой взглядывал на сидящего  напротив
Нормана или на кого-нибудь другого, проверяя, каким ножом или вилкой на-
до сейчас орудовать, черты каждого запечатлевались в мозгу,  и  невольно
он старался разобраться в них, угадать, - что они для нее. Да  еще  надо
было что-то говорить, слушать, что говорят ему и о  чем  перебрасываются
словами остальные, и, когда требовалось, отвечать, да следить, как бы  с
языка по привычке не слетело что-нибудь неприличное. Он и так и  замеша-
тельстве, а тут в  придачу  еще  лакей,  непрестанная  угроза,  зловещим
сфинксом бесшумно вырастает за спиной, то и дело  загадывает  загадки  и
головоломки и требует немедленного ответа. С самого начала трапезы  Мар-
тина угнетала мысль о чашах для ополаскивания пальцев. Ни с  того  ни  с
сего он поминутно спохватывался, когда же их подадут и как их  признать.
Он слыхал про такой обычай и теперь, оказавшись за столом в этом  благо-
родном обществе, где за едой ополаскивают  пальцы,  он  уж  беспременно,
вот-вот, рано или поздно увидит эти самые чаши, и ему  тоже  надо  будет
ополоснуть пальцы. Но всего важнее было решить, как  вести  себя  здесь,
мысль эта глубоко засела в мозгу и, однако, все время всплывала  на  по-
верхность. Как держаться? Непрестанно, мучительно бился он над этой  за-
дачей. Трусливая мыслишка подсказывала притвориться, кого ни то из  себя
разыграть, другая, еще трусливей, остерегала - не по плечу  ему  притво-
ряться, не на тот лад он скроен и только выставит себя дураком.
   Он маялся этими сомнениями всю первую половину обеда,  и  оттого  был
тише воды, ниже травы. И не подозревал, что своей молчаливостью опровер-
гает слова Артура, - тот накануне объявил, что приведет к обеду  дикаря,
но им бояться нечего - дикарь презанятный. В тот час Мартин Иден нипочем
бы не поверил, что брат Руфи способен на  такое  предательство,  да  еще
после того, как он этого брата вызволил из довольно скверной  заварушки.
И он сидел за столом в смятении, что он тут не к месту, и притом зачаро-
ванный всем, что происходило вокруг. Впервые в жизни  он  убедился,  что
можно есть не только лишь бы насытиться. Он понятия не имел, что за блю-
да ему подавали. Пища как пища. За этим столом он насыщал свою любовь  к
красоте, еда здесь оказалась неким эстетическим действом. И  интеллекту-
альным тоже. Ум его был взбудоражен. Здесь он слышал слова, значения ко-
торых не понимал, и другие, которые встречал только в книгах, - никто из
его окружения, ни один мужчина, ни одна женщина, даже произнести  бы  их
не сумели. Он слушал, как слова эти слетают с языка у любого в этой уди-
вительной семье - ее семье, - и его пробирала дрожь  восторга.  Вот  оно
необыкновенное, прекрасное, полное благородной силы, про что он читал  в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.