Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1895 году родился(-лась) Сергей Александрович Есенин

В 1832 году скончался(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Тут по крайности еще одного надо. Завтра работаем весь  вечер.  В  среду
вечером всегда запускаю отжимный каток - воротнички да манжеты.
   Мартин завел будильник, подсел к столу и открыл Фиска.  Но  и  первый
абзац не дочитал. Строчки затуманились, слились, он стал клевать  носом.
Поднялся, походил взад-вперед, безжалостно колотил кулаками  по  голове,
но сонное оцепенение одолеть не удалось.  Поставил  перед  собой  книгу,
подпер веки пальцами - и заснул с широко  открытыми  глазами.  Тогда  он
сдался и, едва сознавая, что делает, разделся и повалился на кровать. Он
спал семь часов тяжелым сном  животного  и,  разбуженный  трезвоном  бу-
дильника, почувствовал, что еще не выспался.
   - Много читаешь? - спросил Джо. Мартин покачал головой.
   - Не горюй. Нынче вечером надо все прокатать, а уж в четверг  пошаба-
шим в шесть. Тогда почитаешь.
   В тот день Мартин стирал шерстяное вручную в  большом  баке  с  едким
жидким мылом, с помощью хитроумного приспособленья - втулки от фургонно-
го колеса и поршня, соединенных с пружиной над баком.
   - Мое изобретенье, - гордо сказал Джо. - Это будет получше стиральной
доски и твоих костяшек, да еще выгадываешь полчаса в неделю, не  меньше,
полчаса в эдаком деле не пустяк.
   Разглаживать катком воротнички и манжеты тоже придумал Джо.
   - Кроме как в этой прачечной, боле нигде так не делают, - объяснил он
вечером, когда они трудились до седьмого поту уже при ярком свете элект-
рических лампочек. - А без этого в субботу в три часа не кончишь. Я  на-
ловчился, вот в чем соль. Надо подгадать температуру и давление и прока-
тать три раза. Гляди! - Он помахал манжетой. - Ни вручную,  ни  на  гла-
дильной машине лучше не получится.
   В четверг Джо пришел в бешенство. Принесли лишний  узел  -  фасонного
дамского белья.
   - Хватит, - заявил он. - Сыт по горло. Хватит с меня.  На  черта  мне
это, всю неделю надрывался как каторжный, каждую минутку сберегал, а мне
подкидывают лишнюю кучу фасонного в крахмал? У нас тут свободная страна,
и я скажу этому жирному голландцу, кто он такой есть. Так прямо и скажу.
Самыми простыми словами. Будет знать, как подбрасывать лишку!
   - Придется работать до ночи, - сказал он уже через минуту; он переду-
мал и подчинился судьбе.
   И Мартин в тот вечер тоже не читал. Всю неделю он не видел  газет  и,
как ни странно, ничуть по ним не соскучился. Не до  новостей  ему  было.
Слишком он устал, измучился, ничего его не интересовало, и однако к кон-
цу дня в субботу, если они в три кончат, он задумал съездить на  велоси-
педе в Окленд. Это семьдесят миль, и столько же назад в  воскресенье  во
второй половине дня, и уж что-что, а отдохнуть перед новой рабочей неде-
лей он не успеет. Было бы легче поехать поездом, но билет  в  оба  конца
два с половиной доллара, а он намерен скопить денег.
 
   Глава 17
 
   Мартин многому научился. В первую неделю они с Джо однажды за  полдня
обработали двести белых сорочек. Джо управлялся с гладильной  машиной  -
горячими утюгами, подвешенными на стальной пружине и  опускавшимися  как
пресс. Он гладил стойку, обшлага, ворот, расправлял их под нужным  углом
к сорочке и наводил глянец на манишку. Едва  кончив,  кидал  сорочку  на
полку между ним и Мартином, тот хватал ее  и  "доводил".  Иначе  говоря,
гладил все, что не накрахмалено.
   Изматывающая работа, час за часом, в бешеном темпе. Поодаль, на прос-
торных верандах гостиницы, мужчины и женщины в белых прохладных  одеждах
потягивали ледяные напитки, умеряли жар. А в прачечной  нечем  было  ды-
шать. Огромная плита раскалялась только что не добела,  утюги  двигались
взад-вперед по влажной ткани, и над ними клубился жаркий пар. Накал утю-
гов был совсем не тот, что дома у хозяйки. Утюг,  который  шипит,  когда
его тронешь мокрым пальцем, для Мартина и Джо был недостаточно  горячий,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.