Случайный афоризм
В деле сочинительства всякий (сужу по себе) делает не то, что хочет, а то, что может - и насколько удастся. Иван Сергеевич Тургенев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ну пришлось сновать от выжималки к сушилке и обратно, а между делом  еще
и отделить от остального белья чулки и носки. После полудня один подавал
чулки и носки под отжимный каток, другой складывал их,  а  тем  временем
разогревались утюги: Потом до шести - горячие утюги и нижнее белье, и  в
шесть Джо с сомнением покачал головой. (Не управились, -  сказал  он.  -
Придется работать после ужина.
   И после ужина они работали до десяти, в слепящем электрическом свете,
пока не отгладили, не сложили в  кастелянской  последнюю  штуку  нижнего
белья. Был жаркий калифорнийский вечер, и даже при  распахнутых  настежь
окнах помещение, где на раскаленной докрасна  плите  нагревались  утюги,
обратилось в пекло. Мартин и Джо, в нижних рубашках и в трусах, с голыми
руками, обливались потом и ловили ртом воздух.
   - Все равно как грузить судно в тропиках, - сказал Мартин, когда  они
поднялись наверх.
   - Приладишься, - отозвался Джо. - Хватка у тебя есть. Если  и  дальше
так будешь, просидишь на тридцати долларах от силы месяц. На второй  по-
лучишь свои сорок. Только не говори, будто впервой за утюг  взялся.  Все
одно не поверю.
   - Сроду ни одной тряпки не выгладил, до сегодняшнего дня, право  сло-
во, - возразил Мартин.
   У себя в комнате он почувствовал, до чего устал, и удивился, - забыл,
что четырнадцать часов провел на ногах и работал без  роздыха.  Поставил
будильник на шесть утра и отсчитал назад пять часов - получился час  но-
чи. До часу можно читать. Скинул башмаки, давая отдых распухшим ногам, -
и уселся за стол с книгами. Открыл Фиска на том месте,  где  остановился
два дня назад, и принялся читать. Но первый же абзац поставил его в  ту-
пик, и он принялся читать сначала. Потом заснул.  Проснулся,  все  мышцы
цепенели и ныли, холодный ветер с гор задувал в окно, пробирал насквозь.
Мартин посмотрел на часы. Они показывали два. Проспал  четыре  часа.  Он
разделся, забрался в кровать и, едва опустив голову на подушку, заснул.
   Во вторник они тоже не давали себе передышки. Мартина восхищала  ско-
рость, с какой работал Джо. У него все в руках  горело.  Нервы  и  мышцы
напряжены до предела, за долгий рабочий день ни секунды не потратил зря.
Весь сосредоточенный на работе, на том, как выгадать время, он  указывал
Мартину, что там, где тот делает пять движений,  довольно  трех,  а  где
три, хватит двух. "Экономия движений", так определил это Мартин, и прис-
матривался, и старательно подражал. Он и сам  был  работник  хоть  куда,
быстрый и ловкий, и неизменно гордился тем,  что  никому  не  приходится
что-то доделывать за него и никто не может его обогнать. Вот и сейчас он
работал так же сосредоточенно, целеустремленно, на лету ловил  советы  и
подсказки напарника. Ему удавалось пройтись по  воротничкам  и  манжетам
так, что между слоями материи не застревал крахмал и они потом не  пузы-
рились при глажке, и делал он это с такой быстротой, что заслужил похва-
лу Джо.
   Работа не прерывалась ни на минуту, не одно так другое. Джо  не  мед-
лил, не мешкал, мигом переходил от дела к делу. Они накрахмалили  двести
белых сорочек - одним рывком хватали сорочку так, что манжеты,  воротни-
чок, манишка оказывались в вытянутой вперед  правой  руке.  Одновременно
левой рукой подтягивали остальное, чтобы не попало в крахмал,  а  правую
окунали в крахмал, такой горячий, что, если каждый раз не сунуть руку  в
ведро с холодной водой, он прилипнет к руке. И они работали в этот вечер
до половины одиннадцатого - подкрахмаливали отделанное оборками тонкое и
воздушное дамское бельишко. - Я за тропики, чтоб никакой тебе одежки,  -
со смехом заявил Мартин.
   - Тогда я безработный, - серьезно возразил Джо. -  Я  никакой  другой
работы не умею.
   - А эту умеешь дай бог всякому.
   - Еще бы! С одиннадцати годов начал, в Контра-Коста, в Окленде, стря-
хивал воду до отжимного катка. Восемнадцать годов минуло, а я  только  в
прачечных и работал. Но и то сказать, на такую  каторгу  попал  впервой.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.