Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Господи! Ну и скоты, свирепое зверье! - пробормотал  Мартин,  вновь
наблюдая за той дракой. При его редкостной силе воображения,  он  словно
смотрел в кинетоскоп. Он был сразу и зритель и участник.  Все  впитанное
за долгие месяцы приобщения к культуре и самоусовершенствования содрога-
лось от этого зрелища; а потом настоящее стерлось в  сознании,  призраки
прошлого завладели им, и снова он-прежний Мартин  Иден,  он  только  что
возвратился из плавания и дерется с Чурбаном на мосту Восьмой улицы.  Он
терпел боль, и надрывался, и потел, и истекал кровью, и  бурно  ликовал,
когда ободранные кулаки попадали в цель.
   Два бешеных смерча, заряженные ненавистью,  в  неистовом  круговороте
сшибались друг с другом. Время шло, и две враждебные оравы притихли. Ни-
когда еще не видели они такого накала ярости и ужаснулись. Эти двое ока-
зались еще более жестокими, чем они сами.  Безоглядность  первых  минут,
пыл силы и молодости сменились осторожной расчетливостью.  Ни  тому,  ни
другому не удавалось взять верх. "Верная ничья" - донеслось до  Мартина.
Потом он сделал ложный выпад вправо, влево,  получил  ответный  яростный
удар и почувствовал - рассечена скула. Голыми руками такого не сделаешь.
Рана была страшная, среди зрителей поднялся ропот изумления. Мартин  за-
лился кровью. Но не выдал подозрения. Он повел себя невероятно  осторож-
но, - он хорошо знал, на какое коварство и гнусную низость способны  его
собратья. Он помедлил, присматриваясь, потом будто в бешенстве  кинулся,
но на полдороге остановился - увидел наконец, как блеснул металл.
   - Подыми руку - заорал он. - Свинчаткой меня вдарил.
   Обе своры, злобно рыча, рванулись вперед. Еще миг, и  начнется  общая
потасовка, и он не сможет отомстить. Он осатанел.
   - Все прочь! - хрипло завопил он. - Поняли? Эй вы, поняли?
   И все шарахнулись назад. Сами звери, в нем они увидели сверхзверя  и,
укрощенные, подчинились.
   - Никто не суйся, уж я с ним сочтусь! Гони свинчатку!
   Чурбан, отрезвев и малость струхнув, отдал гнусное оружие.
   - Это ты ему передал, ты, Рыжий, за спинами пролез, - продолжал  Мар-
тин и швырнул свинчатку в воду. - Я видал - рядом отираешься, еще  поду-
мал, какого черта. Опять чего затеешь, забью насмерть. Понял?
   И опять они дрались, в полнейшем изнеможении, в  изнеможении  безмер-
ном, невообразимом, и наконец толпа  зверей,  насытясь  видом  крови,  в
страхе от происходящего, забыла о распрях и стала упрашивать  их  разой-
тись. Видно было, Чурбан вот-вот рухнет и испустит дух или испустит  дух
стоя; изуродованный кулаками Мартина и уже на себя непохожий,  он  дрог-
нул, заколебался; но Мартин ринулся на него и осатанело бил, бил опять и
опять.
   Казалось, прошла вечность. Чурбан слабел на глазах, а удары  с  обеих
сторон все сыпались, и тут раздался хруст и  правая  рука  Мартина  бес-
сильно повисла. Перелом. Все слышали хруст и поняли,  что  он  означает;
понял, и Чурбан, как тигр кинулся на искалеченного врага  и  обрушил  на
него град ударов. Команда Мартина рванулась вперед, готовая  вступиться.
Оглушенный беспрерывно сыплющимися  на  него  ударами,  Мартин  невольно
всхлипывал и стонал в безмерном отчаянии, в муке, но остановил  защитни-
ков бешеной неистовой бранью.
   Он бил одной левой, и, пока бил, упряма, почт в полубеспамятстве,  до
него донесся словно издалека приглушенный опасливый ропот обеих команд и
чей-то дрожащий голос:
   - Это ж, ребята, не драка. Убийство, надо их растащить.
   Но растаскивать не стали, и Мартин был рад и  устало,  безостановочно
бил левой, лупил кровавое месиво, что маячило напротив, - не лицо,  нет,
что-то мерзкое, страшное, качалось перед  его  затуманенными  глазами  и
невнятно бормотало, безымянное, невыразимо гнусное, и упорно не  исчеза-
ло. И он лупил, лупил, все медленнее и медленнее,  и  последние  остатки
жизненной силы вытекали из него, и проходили  века,  вечность,  огромные
промежутки времени, и наконец он будто сквозь туман заметил, как это бе-
зымянное оседает, медленно оседает на грубый дощатый настил моста. И вот

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.