Случайный афоризм
Пишущему лучше недоговорить, чем сказать лишнее. Во всяком случае никакой болтовни. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1895 году родился(-лась) Сергей Александрович Есенин

В 1832 году скончался(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Наступил день, когда он приплелся в проулок, а Чурбана там  не  было.
Чурбан не пришел. Мальчишки поздравили его, сказали, он победил Чурбана.
Но Мартин не был удовлетворен. Не победил он Чурбана, и  Чурбан  его  не
победил. Дело кончилось ничем. Лишь потом они узнали, что  в  тот  самый
день у Чурбана неожиданно умер отец.
   - Мартин перенесся через годы в Аудиториум, на галерку. Было ему сем-
надцать, и он только  что  вернулся  из  плаванья.  Началась  заварушка.
Кто-то к кому-то пристал, Мартин вступился, и перед ним оказались  горя-
щие глаза Чурбана.
   - Разделаюсь с тобой после представленья, - прошипел его давний враг.
   Мартин кивнул. К ним, учуяв заварушку, уже спешил вышибала.
   - Жду тебя на улице после представленья, - прошептал Мартин, а по ли-
цу его можно было подумать, будто он поглощен танцорами,  выплясывающими
на сцене в деревянных башмаках.
   Вышибала свирепо на них глянул и отошел.
   - Ты с компанией? - спросил Мартин в перерыве.
   - Ясно.
   - Тогда и я себе сыщу, - объявил Мартин. В антракте он сыскал подмогу
- троих ребят, которых знал по гвоздильной мастерской, пожарного  с  же-
лезной дороги, полдюжины любителей пошуметь и еще столько же  из  компа-
нии, приводившей в трепет весь квартал Восемнадцатой - Маркет-стрит.
   В потоке зрителей, хлынувшем из театра, обе компании незаметно разош-
лись на противоположные стороны улицы. Потом на безлюдном  углу  сошлись
держать военный совет.
   - Мост Восьмой улицы самое подходящее, - сказал рыжий парень из  ком-
пании Чурбана. - Драться можно посередке под фонарем, а появятся  фарао-
ны, дадим деру в другую сторону.
   - Ладно, идет, - сказал Мартин, посоветовавшись с заводилами из  сво-
их.
   Мост Восьмой  улицы,  переброшенный  через  один  из  рукавов  дельты
Сан-Антонио, в длину не меньше трех городских кварталов. Посреди моста и
по концам горели электрические фонари. И эти крайние фонари не дадут  ни
одному полицейскому ступить на мост незамеченным. Для битвы,  что  ожила
сейчас под сомкнутыми веками Мартина, место  безопасное.  Он  видел  две
оравы, воинственные и угрюмые, они держались поодаль друг от друга, каж-
дая - позади своего бойца; видел, как сам он  и  Чурбан  раздеваются.  В
стороне выставлены дозоры, их задача - не  спускать  глаз  с  освещенных
концов моста. Один из любителей пошуметь держал куртку Мартина, рубашку,
матросскую бескозырку, если вмешается полиция, он мигом кинется  с  ними
подальше от греха. И вот Мартин выходит на середину и в упор смотрит  на
Чурбана, предостерегающе подняв руку, и снова он слышит слова, что  ска-
зал тогда:
   - Никаких рукопожатий. Понял? Будем биться и боле ничего. И чтоб  по-
щады не просить. Счеты у нас старые, деремся до победного. Кто кого уло-
жит на обе лопатки.
   Мартин приметил, Чурбан было  заколебался,  но  перед  двумя  сворами
взыграла прежняя рисковая гордость.
   - Да чего там! - ответил он. - Еще разговоры разговаривать! До  конца
так до конца.
   И они кинулись друг на дружку, будто молодые бычки, во всем великоле-
пии юности, вооруженные лишь кулаками, да ненавистью, да жаждой исколош-
матить, изувечить, изничтожить. Все, чего достиг человек за время  тыся-
челетнего мучительного восхождения, было забыто. От всего этого  остался
лишь электрический фонарь, веха на великом пути  к  вершинам.  Мартин  и
Чурбан были два дикаря из каменного века, те самые, что укрывались в пе-
щерах и на деревьях. Все глубже и глубже опускались они,  в  пучину,  на
илистое дно, где зарождались примитивные начатки жизни, и подобно крупи-
цам звездной пыли в небесах и атомам во всем сущем, движимые слепой сти-
хийной силой, притягивались, отталкивались и снова притягивались,  опять
и опять, без конца.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.