Случайный афоризм
Писатель талантлив, если он умеет представить новое привычным, а, привычное - новым. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1895 году родился(-лась) Сергей Александрович Есенин

В 1832 году скончался(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Наступил день, когда он приплелся в проулок, а Чурбана там  не  было.
Чурбан не пришел. Мальчишки поздравили его, сказали, он победил Чурбана.
Но Мартин не был удовлетворен. Не победил он Чурбана, и  Чурбан  его  не
победил. Дело кончилось ничем. Лишь потом они узнали, что  в  тот  самый
день у Чурбана неожиданно умер отец.
   - Мартин перенесся через годы в Аудиториум, на галерку. Было ему сем-
надцать, и он только  что  вернулся  из  плаванья.  Началась  заварушка.
Кто-то к кому-то пристал, Мартин вступился, и перед ним оказались  горя-
щие глаза Чурбана.
   - Разделаюсь с тобой после представленья, - прошипел его давний враг.
   Мартин кивнул. К ним, учуяв заварушку, уже спешил вышибала.
   - Жду тебя на улице после представленья, - прошептал Мартин, а по ли-
цу его можно было подумать, будто он поглощен танцорами,  выплясывающими
на сцене в деревянных башмаках.
   Вышибала свирепо на них глянул и отошел.
   - Ты с компанией? - спросил Мартин в перерыве.
   - Ясно.
   - Тогда и я себе сыщу, - объявил Мартин. В антракте он сыскал подмогу
- троих ребят, которых знал по гвоздильной мастерской, пожарного  с  же-
лезной дороги, полдюжины любителей пошуметь и еще столько же  из  компа-
нии, приводившей в трепет весь квартал Восемнадцатой - Маркет-стрит.
   В потоке зрителей, хлынувшем из театра, обе компании незаметно разош-
лись на противоположные стороны улицы. Потом на безлюдном  углу  сошлись
держать военный совет.
   - Мост Восьмой улицы самое подходящее, - сказал рыжий парень из  ком-
пании Чурбана. - Драться можно посередке под фонарем, а появятся  фарао-
ны, дадим деру в другую сторону.
   - Ладно, идет, - сказал Мартин, посоветовавшись с заводилами из  сво-
их.
   Мост Восьмой  улицы,  переброшенный  через  один  из  рукавов  дельты
Сан-Антонио, в длину не меньше трех городских кварталов. Посреди моста и
по концам горели электрические фонари. И эти крайние фонари не дадут  ни
одному полицейскому ступить на мост незамеченным. Для битвы,  что  ожила
сейчас под сомкнутыми веками Мартина, место  безопасное.  Он  видел  две
оравы, воинственные и угрюмые, они держались поодаль друг от друга, каж-
дая - позади своего бойца; видел, как сам он  и  Чурбан  раздеваются.  В
стороне выставлены дозоры, их задача - не  спускать  глаз  с  освещенных
концов моста. Один из любителей пошуметь держал куртку Мартина, рубашку,
матросскую бескозырку, если вмешается полиция, он мигом кинется  с  ними
подальше от греха. И вот Мартин выходит на середину и в упор смотрит  на
Чурбана, предостерегающе подняв руку, и снова он слышит слова, что  ска-
зал тогда:
   - Никаких рукопожатий. Понял? Будем биться и боле ничего. И чтоб  по-
щады не просить. Счеты у нас старые, деремся до победного. Кто кого уло-
жит на обе лопатки.
   Мартин приметил, Чурбан было  заколебался,  но  перед  двумя  сворами
взыграла прежняя рисковая гордость.
   - Да чего там! - ответил он. - Еще разговоры разговаривать! До  конца
так до конца.
   И они кинулись друг на дружку, будто молодые бычки, во всем великоле-
пии юности, вооруженные лишь кулаками, да ненавистью, да жаждой исколош-
матить, изувечить, изничтожить. Все, чего достиг человек за время  тыся-
челетнего мучительного восхождения, было забыто. От всего этого  остался
лишь электрический фонарь, веха на великом пути  к  вершинам.  Мартин  и
Чурбан были два дикаря из каменного века, те самые, что укрывались в пе-
щерах и на деревьях. Все глубже и глубже опускались они,  в  пучину,  на
илистое дно, где зарождались примитивные начатки жизни, и подобно крупи-
цам звездной пыли в небесах и атомам во всем сущем, движимые слепой сти-
хийной силой, притягивались, отталкивались и снова притягивались,  опять
и опять, без конца.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.