Случайный афоризм
В деле сочинительства всякий (сужу по себе) делает не то, что хочет, а то, что может - и насколько удастся. Иван Сергеевич Тургенев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Верно, я не хилый, - сказал он. - Меня с копыт не сковырнешь,  я  и
гвозди жевать могу. А вот сейчас никак не переварю, чего вы говорите. Не
по зубам мне. Не учили меня этому. Книжки я люблю, и стихи тоже, и читаю
всякую свободную минутку, а только по-вашему отродясь про них не  думал.
Потому и толковать про них не умею. Я вроде как штурман  -  занесло  не-
весть куда, а ни карты, ни компаса нету. Надо мне сориентироваться.  Мо-
жет, укажете, куда держать путь? Вы-то откуда узнали все  это,  про  что
рассказывали?
   - В школе, вероятно, и вообще училась, - ответила она.
   - Несмышленышем и я в школу ходил, - возразил было Мартин.
   - Да, но я имею в виду среднюю школу, и лекции, и университет.
   - В университете учились? - откровенно изумился он. Теперь она  стала
еще недосягаемей, ее отнесло по крайней мере еще на миллион миль.
   - И сейчас учусь. Слушаю специальный курс английской филологии.
   - Что такое "английская филология", он не знал, подумал, и тут он не-
вежда, и принялся спрашивать дальше:
   - Стало быть, сколько мне надо учиться, чтоб дойти до университета?
   Она улыбнулась, одобряя такую тягу к знаниям.
   - Это зависит от того, сколько вы учились до сих пор, - сказала  она.
- В старшие классы вы не ходили? Нет, конечно. Ну а восемь классов  кон-
чили?
   - Нет, в седьмой уже не пошел, - ответил он. - Но из класса  в  класс
переходил с отличием.
   И тут же обозлился на себя за похвальбу и так яростно вцепился в руч-
ку кресла, даже кончикам пальцев стало больно. И в эту минуту  в  дверях
появилась какая-то женщина.  Девушка  встала  и  стремительно  пошла  ей
навстречу. Они поцеловались и, обняв друг друга за талию, направились  к
нему. Мамаша, видать,  подумал  он.  Была  она  высокая,  светловолосая,
стройная, осанистая и лицом красивая. Платье как  раз  под  стать  дому.
Глаз радуется, такое оно складное да нарядное. И сама и платье  -  прямо
как на сцене. А потом он вспомнил, сколько раз стоял и глазел, как  вхо-
дят в лондонские театры такие вот важные разряженные дамы, и сколько раз
полицейские выталкивали его из крытой галереи на моросящий дождь. И сра-
зу же воспоминания перенесли к Гранд-отелю в  Иокогаме,  там  с  обочины
тротуара он тоже видал таких важных дам. Теперь перед глазами замелькали
бесчисленные картины самого города Иокогамы и тамошней гавани. Но  угне-
тенный тем, что ему сейчас предстояло, он постепенно погасил калейдоскоп
памяти. Он знал, надо встать, тогда тебя познакомят, и неловко  поднялся
с кресла, и вот он стоит - брюки на коленях пузырятся, руки  нелепо  по-
висли, лицо напряглось в ожидании неизбежной пытки.
 
   Глава 2
 
   До столовой он добирался точно в страшном сне. Останавливался, споты-
кался, его шатало, кидало из стороны в сторону, казалось, ему  вовек  не
дойти. Но наконец он все-таки вступил в столовую, и его  посадили  подле
Нее. Его испугала целая выставка ножей и вилок. Они ощетинились, предве-
щая неведомые опасности, и он завороженно уставился на них, пока  на  их
слепящем фоне не двинулись чередой новые  картины  матросского  кубрика,
где он и его товарищи ели солонину, раздирая ее складными ножами и рука-
ми, или видавшими виды оловянными ложками черпали из жестяных мисок гус-
той гороховый суп. В ноздри била вонь от тухлого мяса, в ушах отдавалось
громкое чавканье едоков, и чавканью  вторил  треск  обшивки  и  жалобный
скрип переборок. Он смотрел, как едят матросы, и решил,  что  едят  они,
как свиньи. Да, здесь надо поосторожней. Чавкать он не будет. Надо  быть
начеку.
   Он обвел глазами стол. Напротив сидели Артур с  братом  Норманом.  Ее
братья, напомнил он себе, и они сразу показались ему славными  ребятами.
Как любят друг друга в этой семье! Ему вновь представилась встреча  Руфи
с матерью - вот они поцеловались, вот идут к нему обнявшись. В его  мире

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.