Случайный афоризм
Хорошая библиотека оказывает поддержку при всяком расположении духа. (Ш. Талейран)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

чудовищным бредом губительной лихорадки; оно ведет - через кровь, и пот,
и тучи жалящих насекомых, чередой мелких, низменных, связей - к  блиста-
тельным высотам и великим свершениям.
   Все это, все это и еще больше вложил Мартин в рассказ и,  глядя,  как
она сидит и слушает, поверил, что это ее и взволновало. Глаза ее  широко
раскрылись, бледные щеки разгорелись, и под конец ему казалось, она сей-
час задохнется. А Руфь и вправду была взволнована, но не рассказом, а им
самим. Рассказ не произвел на нее впечатления;  ее  взволновали  могучие
токи, исходившие от Мартина, избыток силы, что переливалась через край и
захлестывала ее. Как ни странно, этими токами был насыщен сам рассказ  и
через него-то пока передавалась ей сила Мартина. Руфь ощущала только на-
пор силы, но не догадывалась, по какому каналу хлынула к ней эта сила, и
когда казалось, будто она захвачена тем, что он написал, ее  взволновало
совсем другое: ужасающая и опасная  мысль,  незваная,  неожиданная.  Она
поймала себя на том, что ей любопытно: а каково  это  быть  замужем,  и,
осознав своеволие и пыл этой мысли, ужаснулась. Это  нескромно,  так  на
нее непохоже. Женское естество не донимало Руфь, до сей поры она жила  в
царстве грез, куда увел ее Теннисон. И даже тончайшие намеки этого  тон-
чайшего поэта на грубость, которая вторгалась в отношения королев и  ры-
царей, ей не были внятны. Всегда она  жила  в  полудреме,  и  вот  жизнь
властно, повелительно стучится во все ее  двери.  Ум,  объятый  страхом,
требовал запереться на все замки и засовы, а  взбунтовавшиеся  инстинкты
побуждали распахнуть врата навстречу непонятному и чудесному гостю.
   Мартин, очень довольный, ждал, что она скажет. Не сомневался, как она
рассудит, и поражен был, когда услышал:
   - Это красиво. Очень красиво, - убежденно повторила она, чуть  помед-
лив.
   Ну да, красиво, но есть же в рассказе что-то большее, чем просто кра-
сота, какое-то жгучее великолепие, а красота лишь  покорно  ему  служит.
Мартин молчал, растянувшись на земле, и перед ним недоброй тенью  вырас-
тало мрачное сомнение. Он потерпел неудачу. Ничего он не способен выска-
зать. Он видел величайшее чудо, каких не много на свете, и не сумел  это
передать.
   - А что вы думаете о... о лейтмотиве? - он запнулся, смутился,  впер-
вые употребил прежде незнакомое слово.
   - Лейтмотив нечеток, - ответила Руфь. - Это мой единственный  серьез-
ный упрек. Я проследила за развитием темы, но в рассказе  слишком  много
ответвлений. Слишком растянуто. Вводя столько побочных линий  и  обстоя-
тельств, вы тормозите действие.
   - Так ведь таков и есть главный лейтмотив, - торопливо объяснил он, -
важнейший подспудный лейтмотив - в нем  всеобщее,  всечеловеческое,  что
проодит через весь рассказ. Я все время пытался выявить это в сюжете,  у
которого тут роль второстепенная. Я был на правильном пути,  но,  видно,
не справился, Не сумел передать, к чему клоню. Но со временем научусь.
   Она не могла взять в толк, о чем это он. Хоть и стала она  бакалавром
искусств, а то, что он говорил, было выше ее разумения.  И,  не  понимая
собственной ограниченности, она полагала, что это он виноват,  не  умеет
ясно и последовательно выразить свою мысль.
   - Слишком многословно, - сказала она. - Но местами очень красиво.
   Он слышал ее голос словно издалека-спорил в эту минуту сам  с  собой,
читать ей "Голоса моря" или нет. Глухое отчаяние охватило  его,  а  Руфь
смотрела на него испытующе, и ее одолевали незваные своевольные мысли  о
замужестве.
   - Вам хочется славы? - внезапно спросила она.
   - Да, отчасти, - признался Мартин. - Это ведь тоже увлекательно.  Тут
важно не то, что прославился, а сам путь к славе. И потом, для меня сла-
ва была бы только средством достичь кое-чего другого. По правде сказать,
именно ради этого я очень хочу славы.
   - Ради вас, - хотел он прибавить и, наверно, прибавил бы,  откликнись
она на то, что он ей прочел. Но ее поглощали другие мысли, она сообража-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.