Случайный афоризм
Каталог - напоминание о том, что забудешь. (Рамон Гомес де ла Серна)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

чудовищным бредом губительной лихорадки; оно ведет - через кровь, и пот,
и тучи жалящих насекомых, чередой мелких, низменных, связей - к  блиста-
тельным высотам и великим свершениям.
   Все это, все это и еще больше вложил Мартин в рассказ и,  глядя,  как
она сидит и слушает, поверил, что это ее и взволновало. Глаза ее  широко
раскрылись, бледные щеки разгорелись, и под конец ему казалось, она сей-
час задохнется. А Руфь и вправду была взволнована, но не рассказом, а им
самим. Рассказ не произвел на нее впечатления;  ее  взволновали  могучие
токи, исходившие от Мартина, избыток силы, что переливалась через край и
захлестывала ее. Как ни странно, этими токами был насыщен сам рассказ  и
через него-то пока передавалась ей сила Мартина. Руфь ощущала только на-
пор силы, но не догадывалась, по какому каналу хлынула к ней эта сила, и
когда казалось, будто она захвачена тем, что он написал, ее  взволновало
совсем другое: ужасающая и опасная  мысль,  незваная,  неожиданная.  Она
поймала себя на том, что ей любопытно: а каково  это  быть  замужем,  и,
осознав своеволие и пыл этой мысли, ужаснулась. Это  нескромно,  так  на
нее непохоже. Женское естество не донимало Руфь, до сей поры она жила  в
царстве грез, куда увел ее Теннисон. И даже тончайшие намеки этого  тон-
чайшего поэта на грубость, которая вторгалась в отношения королев и  ры-
царей, ей не были внятны. Всегда она  жила  в  полудреме,  и  вот  жизнь
властно, повелительно стучится во все ее  двери.  Ум,  объятый  страхом,
требовал запереться на все замки и засовы, а  взбунтовавшиеся  инстинкты
побуждали распахнуть врата навстречу непонятному и чудесному гостю.
   Мартин, очень довольный, ждал, что она скажет. Не сомневался, как она
рассудит, и поражен был, когда услышал:
   - Это красиво. Очень красиво, - убежденно повторила она, чуть  помед-
лив.
   Ну да, красиво, но есть же в рассказе что-то большее, чем просто кра-
сота, какое-то жгучее великолепие, а красота лишь  покорно  ему  служит.
Мартин молчал, растянувшись на земле, и перед ним недоброй тенью  вырас-
тало мрачное сомнение. Он потерпел неудачу. Ничего он не способен выска-
зать. Он видел величайшее чудо, каких не много на свете, и не сумел  это
передать.
   - А что вы думаете о... о лейтмотиве? - он запнулся, смутился,  впер-
вые употребил прежде незнакомое слово.
   - Лейтмотив нечеток, - ответила Руфь. - Это мой единственный  серьез-
ный упрек. Я проследила за развитием темы, но в рассказе  слишком  много
ответвлений. Слишком растянуто. Вводя столько побочных линий  и  обстоя-
тельств, вы тормозите действие.
   - Так ведь таков и есть главный лейтмотив, - торопливо объяснил он, -
важнейший подспудный лейтмотив - в нем  всеобщее,  всечеловеческое,  что
проодит через весь рассказ. Я все время пытался выявить это в сюжете,  у
которого тут роль второстепенная. Я был на правильном пути,  но,  видно,
не справился, Не сумел передать, к чему клоню. Но со временем научусь.
   Она не могла взять в толк, о чем это он. Хоть и стала она  бакалавром
искусств, а то, что он говорил, было выше ее разумения.  И,  не  понимая
собственной ограниченности, она полагала, что это он виноват,  не  умеет
ясно и последовательно выразить свою мысль.
   - Слишком многословно, - сказала она. - Но местами очень красиво.
   Он слышал ее голос словно издалека-спорил в эту минуту сам  с  собой,
читать ей "Голоса моря" или нет. Глухое отчаяние охватило  его,  а  Руфь
смотрела на него испытующе, и ее одолевали незваные своевольные мысли  о
замужестве.
   - Вам хочется славы? - внезапно спросила она.
   - Да, отчасти, - признался Мартин. - Это ведь тоже увлекательно.  Тут
важно не то, что прославился, а сам путь к славе. И потом, для меня сла-
ва была бы только средством достичь кое-чего другого. По правде сказать,
именно ради этого я очень хочу славы.
   - Ради вас, - хотел он прибавить и, наверно, прибавил бы,  откликнись
она на то, что он ей прочел. Но ее поглощали другие мысли, она сообража-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.