Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

самой машине. Аккуратно складывает листы, вкладывает в  большой  конверт
вместе с рукописью столько-то марок, заклеивает конверт, лепит  на  него
еще марки и опускает в почтовый ящик. Конверт отправляется в путь, а че-
рез какое-то время почтальон приносит ему рукопись уже в другом  большом
конверте, а на нем те самые марки, которые, он приложил, отсылая ее. Нет
там, на другом конце пути, живого  редактора,  а  лишь  хитроумное  уст-
ройство из винтиков, которое перекладывает рукопись в другой  конверт  и
лепит на него марки. Это все равно как торговые автоматы: бросишь в щель
мелкую монету, механизм зажужжит и выбросит тебе плитку жевательной  ре-
зинки или шоколадку. Смотря по тому, в какую щель опустил монету. Так  и
с редакторской машиной. Попадешь в одну щель  -  высылают  чек,  в  дру-
гую-листок с отказом. Мартин пока попадал только во вторую.
   Именно листки с отказом довершали чудовищное сходство происходящего с
действием автомата. Листки эти отпечатаны были по одному стандарту, и он
получил их сотни - по десятку, а то и больше на каждую из ранних рукопи-
сей. Если бы в  каком-нибудь  из  этих  отказов  была  одна-единственная
строчка, за которой чувствовался бы написавший ее живой человек,  он  бы
взбодрился. Но ни один редактор не подтвердил таким образом,  что  он  и
вправду существует. Вот и оставался единственный вывод: там, куда прихо-
дят рукописи, живых людей нет, лишь безостановочно крутятся хорошо  сма-
занные винтики этой самой машины.
   Он был отличный борец, самоотверженный, упорный, и готов был  бы  еще
годами питать эту машину; но он истекал кровью, и исход  борьбы  решали,
не годы, а недели. Каждую неделю счет за жилье и стол  приближал  его  к
гибели, и почти так же неумолимо истощали его почтовые расходы на  сорок
рукописей. Он уже не покупал книг и экономил на мелочах, пытаясь  отсро-
чить неизбежный конец; но экономить не умел и на неделю  приблизил  этот
конец, дав младшей сестре, Мэриан, пять долларов на платье.
   Он сражался во тьме, без совета, без поддержки, вопреки  общему  нео-
добрению. Даже Гертруда начала поглядывать на него косо. Сперва, как лю-
бящая сестра, она была снисходительна к его, как она считала,  дури,  но
теперь, как заботливая сестра, встревожилась. Ей стало казаться, что это
уже не дурь, а безумие. Мартин видел ее тревогу и страдал  куда  больше,
чем от неприкрытого сварливого презрения Бернарда  Хиггинботема.  Мартин
верил в себя, но никто не разделял его веры. Даже Руфь не верила в него.
Она хотела, чтобы он все свое время посвятил ученью, и хотя не  высказы-
вала прямого неодобрения его попыткам писать, но никогда и  не  одобрила
их. Мартин ни разу не предложил ей показать, что он пишет.  Слишком  был
чуток и щепетилен. Притом она напряженно занималась в университете, и не
мог он отнимать у нее время. Но, окончив университет, Руфь сама захотела
посмотреть что-нибудь из написанного им. Мартин и ликовал и робел. Вот и
нашелся судья. Ведь она бакалавр искусств. Она  изучала  литературу  под
руководством опытных преподавателей. Возможно, и редакторы тоже искушен-
ные судьи. Но она поведет себя иначе. Не вручит она ему стандартный лис-
ток с отказом, не скажет, что, если его работы не печатают,  предпочитая
им другие, это еще не значит, что они не заслуживают внимания. Она живой
человек, она поговорит с ним как всегда умно, все схватывая  на  лету  и
что всего важнее, - ей приоткроется подлинный Мартин Иден. В его работах
она различит его сердце и душу и поймет, хотя  бы  отчасти,  каковы  его
мечты, и какая ему дана сила.
   Мартин подобрал несколько своих отпечатанных  на  машинке  рассказов,
посомневался было, потом прибавил к ним "Голоса моря". Стоял июнь,  и  к
концу дня они на велосипедах покатили к холмам. Это второй раз  он  ока-
зался наедине с ней вне дома, и, пока они ехали среди душистой  теплыни,
овеваемые свежим прохладным дыханием морского ветерка, Мартин  всем  су-
ществом ощущал, как прекрасен, как хорошо устроен мир и как замечательно
жить на свете и любить. Они оставили велосипеды на обочине и  взобрались
на круглую побуревшую вершину холма, где опаленные солнцем травы  дышали
зрелой сухой сладостью и довольством сенокосной поры.
   - Эта трава свое дело сделала,  -  сказал  Мартин,  когда  они  сели.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.