Случайный афоризм
Посулы авторов - то же, что обеты влюбленных. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1895 году родился(-лась) Сергей Александрович Есенин

В 1832 году скончался(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Соломона. Какое это головоломное спен-серовское толкование чего-то вы на
нас недавно обрушили? Неопределенное, непоследовательное,  какая-то  там
гомогенность. Обрушьте-ка это на нее - и посмотрите, поймет ли она  хоть
слово. Это, видите ли, не культура. Так-то вот, и, если вы займетесь ла-
тынью, Мартин, я перестану вас уважать.
   И хотя спор этот был интересен Мартину, он все  время  ощущал  и  ка-
кую-то досаду. Речь шла об ученье, о занятиях - о том, как овладеть  ос-
новами знаний, и этот задиристо-мальчишеский тон никак не вязался с  тем
подлинно важным, что волновало Мартина, - он-то стремился  глубоко  про-
никнуть в жизнь, вцепиться в нее накрепко орлиной хваткой, его  до  боли
потрясали грандиозные открытия, и уже рождалось понимание, что  он  всем
этим способен овладеть. Ему казалось, он словно поэт, выброшенный кораб-
лекрушением на неведомую землю, - он владеет могучим даром выражать кра-
соту, а запинается, заикается, тщетно пробует петь на грубом  варварском
наречии своих новых собратьев. Вот и он так. Остро, мучительно чувствует
то великое, всеобъемлющее, что есть в мире, а вынужден топтаться и  про-
бираться ощупью среди школярской болтовни и спорить, следует ли ему изу-
чать латынь.
   - Да при чем тут латынь, черт подери? - крикнул он в тот вечер своему
отражению в зеркале. - На кой мне эта мертвечина. Почему и мной и  живу-
щей во мне красотой должны заправлять мертвецы? Красота жива и  непрехо-
дяща. Языки возникают и отмирают. Они прах мертвых.
   А потом он подумал, что совсем недурно выражает свои мысли, и, ложась
спать, недоумевал, почему не  удается  так  разговаривать,  когда  рядом
Руфь. При ней он превращается в школьника и говорит школьным языком.
   - Дайте мне время, - сказал он вслух. - Дайте только время.
   Время! время! время! - вечная его жалоба.
 
   Глава 14
 
   Не благодаря Олни, но наперекор Руфи, наперекор своей любви к Руфи он
все-таки решил не браться за латынь. Для него главное -  время.  Столько
еще есть всего, что куда важнее латыни, столько областей знания громко и
властно взывают к нему. И надо писать. Надо зарабатывать деньги.  А  его
еще ни разу не напечатали. Два десятка рукописей без конца скитаются  по
журналам. Как другим удается печататься? Долгими часами просиживал он  в
публичных библиотеках, жадно, пристально вчитывался в написанное  други-
ми, сравнивал со своим и доискивался, доискивался: что же за секрет  они
открыли, почему им удается продать свои работы.
   Поразительно, сколько печатают всяческой  мертвечины.  Ни  света,  ни
жизни, ни красок. Ни проблеска жизни, а ведь продано, по  два  цента  за
слово, по двадцать долларов за тысячу - так говорилось в газетной замет-
ке: Непостижимо, счету нет рассказам, написанным, правда, легко, но  на-
чисто лишенным жизненной силы и подлинности.  Жизнь  так  необыкновенна,
она чудо, она полна загадок, грез, героических свершений, а в этих расс-
казах одни серенькие будни. Он ощущал напряжение и накал жизни, ее жар и
кипенье и мятежное неистовство - вот бы о чем писать!  Хотелось  воссла-
вить дерзновенных храбрецов, не теряющих надежду, безрассудных  влюблен-
ных, титанов, которые борются в напряжении и накале, среди ужаса и  тра-
гедий, и сама жизнь уступает их натиску. А журнальные рассказы,  похоже,
усердно прославляют всяких мистеров  Батлеров,  скаредных  охотников  за
долларами, и серенькие любовные интрижки сереньких людишек.  Может,  это
оттого, что сами редакторы журналов такие серенькие?  Или  они  попросту
боятся жизни - и писатели эти, и редакторы, и читатели?
   Но главная его беда, что нет у него знакомых редакторов и  писателей.
Не знает он ни одного, писателя и даже, никого, кто хотя бы пробовал пи-
сать. Нет никого, кто бы с ним потолковал, хоть что-то объяснил,  что-то
посоветовал. Ему стало казаться, что редакторы вовсе и не люди.  Похоже,
они винтики в какой-то машине. Вот что это такое - просто-напросто маши-
на. Он изливает душу в рассказах, очерках, в стихах и  вверяет  их  этой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.